Главная» 7 класс » Литература

План конспект по литературе 7 класс Урок 17. «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова»
25.10.2017, 20:09

Материалы к теме: Карамзин Н. М. Избранные произведения. (Любое издание)
Теория литературы: фольклоризм литературы; жанр поэмы (расширение понятия)
Оборудование: картина И. Е. Репина «Иван Грозный и сын его Иван»; В. Васнецов «Иван Грозный»; диапозитивы «Старая Москва», иллюстрации к поэме, различные издания поэмы.

Ход урока
I. Рассказ учителя.
О времени Ивана Грозного. Можно процитировать отзывы Карамзина о противоречивости характера Ивана Грозного.
Царь Иван Васильевич Грозный (Иван IV стал великим князем московским в 1533 г. В 1542 г. он принял царский титул, сделавшись таким образом, первым русским царем. С его именем связан разгром Казанского и Астраханского ханств, в его правление русские перешагнули Урал и появились в Сибири. Но при нем же русский народ столкнулся с невероятным по своей жестокости деспотизмом и неслыханным по своему размаху террором.
В 1558 г. царь начал воину за прибалтийские земли. Когда после первых побед начались неудачи, он стал обвинять во всем «изменников-бояр». В конце 1564 г. он покинул Москву и объявил, что собирается отречься от престола. В январе следующего года он все же позволил уговорить себя вернуться на царство. Однако за это вытребовал себе особые полномочия. Вся страна была разделена на две части: одна называлась «земщиной», там продолжали существовать старинные государственные учреждения, которые, по мнению царя только мешали ему править. Другая часть получила название опричнина» (от слова «опричь», то есть «кроме») — здесь «земские» учреждения не действовали и власть царя была безраздельна. К себе в опричнину царь набрал наиболее преданных ему бояр и дворян. Они получали в опричнине земли, а те бояре и дворяне, которые там жили раньше, но в опричнину взяты не были, насильно переселялись в земщину. Отошла в опричнину находившаяся к западу от Кремля часть Москвы, откуда изгнали всех «земских». Благодаря этому «перебору людишек», царю удалось создать преданное ему войско, члены которого назывались опричниками. Земским въезд на территорию опричнины был запрещен, зато опричные отряды разъезжали по земщине, безнаказанно совершая грабежи и убийства. В своих черных кафтанах, с притороченными к седлу собачьей головой и метлой, они наводили на «земских» ужас. Песья голова должна была означать их собачью преданность своему государю, а метла — готовность вымести всю «измену» из государства.
Со своими опричниками Иван провел множество казней своих противников или тех, кто только ими казался, подверг жестокому разгрому Новгород и ряд других городов. Позднее он, впрочем, отменил деление на опричнину и земщину, расправился с большинством опричных предводителей, а само слово «опричнина» запретил употреблять — настолько ненавистным стало оно для тогдашнего русского общества. Но он добился главного — ему удалось стать полным самодержцем в своем государстве, истребив или запугав тех, кто мог оказать ему сопротивление. Правда, несмотря на все пытки и казни (при нем не только рубили головы, но также варили в кипятке, жарили заживо и резали на куски), он так и не смог вы играть войны за прибалтийские земли, а страна к концу его правления настолько была обескровлена, что местами просто обезлюдела, так что пришлось запрещать крестьянам покидать своих помещиков, чтобы те не остались совсем без рабочих рук...
Умер Иван Грозный в 1584 г., незадолго до того в порыве ярости убив собственного старшего сына. После него осталась разоренная и взбаламученная страна, а также исторические предания о грозном царе, ставшем для одних символом безумной жестокости, а для других образцом сурового, но справедливого правителя. Интересно, что большим поклонником Ивана IV был И. В. Сталин, требовавший от историков пересмотра оценок его правления.
Любопытно также, что прозвище Ивана — Грозный в западноевропейских языках переводится как «ужасный». Это связано, по-видимому, с тем, что в западнославянских языках (например, в чешском) слово «грозный» действительно имеет такое значение, а переводчиками с русского в западных посольствах в ХVI в. обычно выступали западные славяне (например, те же чехи).

II. Чтение вслух частей поэмы.
По выбору учителя (или всей поэмы).
Вопросы для обсуждения:
— Какова главная проблема поэмы? Зачем поэт обращается к ней? Почему при ее решении поэт обратился к истории?
(Главной проблемой поэмы можно назвать проблему долга и чести. Лермонтов обратился к истории России, видимо, потому, что в современной ему жизни 1830-х гг., не было жизненного материала, который дал бы ему возможность создать ситуацию, раскрывающую эту нравственную проблему. О своем поколении Лермонтов писал: «Перед опасностью малодушны и перед властию – презренные рабы».)
Учитель дает характеристику эпохи 30-х гг. ХIХ в. А. И. Герцен писал об этом времени: «Нужно было иметь другую закалку, чтобы дышать воздухом этой зловещей эпохи. Надобно было с детства приспособиться к этому резкому и непрерывному ветру, сжиться с неразрешимыми сомнениями, с горчайшими истинами, с собственной слабостью, с каждодневными оскорблениями, надобно было с самого детства приобрести привычку скрывать все, что волнует душу, и не только ничего не терять из того, что в ней схоронил, а напротив, — дать вызреть в безмолвном гневе всему, что ложилось на сердце. Надо было уметь ненавидеть из любви, презирать из гуманности, надо было обладать безграничной гордостью, чтобы, кандалами на руках и ногах, высоко держать голову».)
— Почему Лермонтов выбирает форму исторической песни, близкой к былине?
(Народ слагает песню тогда, когда испытывает сочувствие к герою Песня правдива, ибо рассказывает о реальных или легендарных событиях, с помощью этой формы у поэта появляется возможность создать иллюзию объективного отношения к героям, ибо герои показаны как бы глазами народа. Так, в поэме народное мнение выражают гусляры.)
— Кто в «Песне...» является настоящим героем и почему?
— В 1840 г. вышел первый и единственный прижизненный сборник произведений Лермонтова, который начинался «Песней...». Как вы думаете, почему Лермонтов хотел, чтобы знакомство с его творчеством начиналось с «Песни...»?

III. Комментирование.
Глава 1. Краткое содержание главы. Пир Ивана Грозного. Жалоба Кирибеевича. Читаются отрывки:
Портрет царя:

Вот нахмурил царь брови черные...
И очнулся тогда добрый молодец;

Портрет Алены Дмитриевны:

«На святой Руси, нашей матушке...
Прозывается Аленой Дмитриевной»

Комментарий автора:

«— Ох ты гой еси, царь Иван Васильевич!
По закону нашему христианскому...»

Глава II. Алена говорит мужу о надругательстве. Степан Парамонович не обвиняет жену, а стремится защитить свою честь.
Анализируется диалог Степана и Алены. Традиции народной песни, плача.
Глава III. Читаются отрывки: описание восхода над Москвой-рекой, диалог Кирибеевича и Степана Калашникова, диалог царя и Калашникова.
— Почему Калашников отказался назвать причину, по которой он убил опричника?
— Почему царь приказал казнить победителя в честном кулачном бою?
Вопросы к прочитанным отрывкам.
— Любит ли мужа Алена Дмитриевна?
— Как объяснить слова, которыми встречает муж Алену? («Уж ты где жена, жена шаталася?» и т. д.). Что вы помнить о домострое?
— Как в характере Алены отражаются народные представления об идеальной женщине-жене?
— Что отстаивает Степан Калашников в битве с Кирибеевичем?
— На какие произведения народного творчества похожи отдельные части поэмы? (Былины, сказы).
— Художественные приемы, используемые в поэме?
(Олицетворения, постоянные эпитеты, сравнения, повторы)
— Для чего автору нужно было использовать эти приемы в своей поэме?
— Каковы ваши впечатления от образа Ивана Грозного? Как передана в поэме сложность его характера?

Домашнее задание.
1. Подготовить выразительное чтение одной из глав поэмы.
2. Варианты дополнительных заданий: сделать несколько иллюстраций к поэме, самостоятельно или используя различные источники; написать сочинение по одной из иллюстраций в учебнике или на одну из тем: «Кирибеевич и Калашников», «Царь Иван Грозный» или сочинение-рассуждение «Кто в «Песне...» является настоящим героем и почему?».
3. Выучить наизусть отрывок из поэмы: восход зари.

Информация для учителя1
«Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» (1837) — единственная в ХIХ в. удачная стилизация фольклора в большой эпической форме, в стихе, близком к речевой организации песенного «лада». В «Песне…» нет чисто отрицательных персонажей, облагороженное, возвышенное прошлое в целом противопоставляется (хотя и без прямого заявления об этом, как в «Бородине») измельчавшей современности. Сведения из «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина о поощрении Иваном Грозным похищения его любимцами красивых жен знатных людей, дьяков, купцов о том, что царь избрал некоторых похищенных женщин для себя (потом все они, обесчещенные, были возвращены по домам), в поэму не попали, как и то, что исторический Грозный конфисковывал имущество казненных, а не обеспечивал их семьи. Лермонтовский царь Иван Васильевич не знает, что Кирибеевич влюблен в замужнюю, и готов помочь лишь законным путем: «Как полюбишься — празднуй свадебку, / Не полюбишься — не прогневайся» (на Грозного!). «Лукавый раб» обманул царя, нарушил Христианский закон, почти обезумев от любви. На пиру лишь на третий раз он, подавленный, замечает напряженное внимание к нему царя и обращается с просьбой только отпустить его «в степи Приволжские», чтобы там сложить «буйную головушку... на копье бусурманское», но становится жертвой собственного обмана: Царь ему жалует драгоценности, которые должны склонить девушку к «свадебке» при помощи «свахи смышленой». Именно драгоценностями пытается Кирибеевич прельстить Алену Дмитриевну. Иван Грозный невольно подтолкнул его к нечестному поступку. «Как царицу я наряжу тебя, / Станут все тебе завидовать, / Лишь не дай мне умереть смертью грешною: / Полюби меня, обними меня / Хоть единый раз на прощание!» — упрашивает свою любовь почти невменяемый Кирибеевич. Страсть его так велика, что он, как потом Мцыри, готов удовольствоваться несколькими мгновениями счастья. Этот «бусурманский сын», по определению Калашникова, все же христианин и умоляет Алену Дмитриевну не дать ему покончить с собой — «умереть смертью грешною». Такое умение любить вызывает сочувствие к нему автора и даже условных повествователей-гусляров. Гибель Кирибеевича описана так, как в фольклоре описывается смерть традиционного «добра молодца»:

Повалился он на холодный снег,
На холодный снег, будто сосенка,
Будто сосенка, во сыром бору
Под смолистый под корень подрубленная.

Но Алену Дмитриевну он опозорил на глазах «злых соседушек». Хотя она рассказывает об этом, повалившись в ноги мужу, просит она не прощения (виниться ей не в чем), а заступничества: «Ты не дай меня, свою верную жену, / Злым охульникам в поругание!» Степан Парамонович среди ночи вызывает братьев, выступая защитником семьи, рода: «Опозорил семью нашу честную / Злой опричник царский Кирибеевич» — и не сомневаясь, что в случае его поражения в смертном бою братья выйдут на опричника. И во время поединка он противопоставляет свою честную семью семье палача Малюты, которой «вскормлен» Кирибеевич:

А родился я от честнова отца,
И жил я по закону Господнему:
Не позорил я чужой жены,
Не разбойничал ночью темною.

Кирибеевич осознает свою неправоту («побледнел в лице»), но благородства в нем нет. Он «ударил впервой купца Калашникова» и, пусть ненамеренно, погнул висевший на его груди «медный крест / Со святыми мощами из Киева», буквально ударил по мощам. Удар таков, что Степан Парамонович мысленно апеллирует к судьбе, прилагал вместе с тем все силы, чтобы победить в правом деле: «Чему быть суждено, то и сбудется; / Постою за правду до последнева!» И Кирибеевич, и Калашников — типично лермонтовские волевые герои, но весьма разного морального достоинства. Дело Калашникова правое. Однако с точки зрения абстрактного “закона” он вершит самосуд. О позоре его семьи известно «соседушкам», а значит, едва ли не всей Москве, но не царю: разговора поединщиков Иван IV не слышал, для кулачного боя «оцепили место 25 сажень». Царь спрашивает, «вольной волею или нехотя» Калашников совершил убийство. Тот не может сказать, что «нехотя», не только из-за своей честности и прямоты. В поэме кроме конфликтов «Кирибеевич — семья Калашниковых» и «Калашников— царь» есть и третий конфликт, романтический конфликт достойного человека и толпы, принявший в данном случае форму вполне исторической социальной психологии. То, что глава обесчещенной семьи убил обидчика, «вольной волею», должно быть известно всем. Именно это смоет с семьи пятно позора. Но если царь о нем не знает, то Калашников ему и не скажет.
Царю нужен ответ «по правде, по совести», но скрытая угроза в его вопросе есть: убили не кого-нибудь, а «мово верного слугу, / Мово лучшего бойца Кирибеевича». Иван Васильевич казнит Калашникова и по неведению, и потому, что тот прямо отказался открыть причину убийства, об этом он скажет «только Богу единому». Как верно говорится в исследовании русского романтизма, «Грозный в поэме убежден в своей власти не только над жизнью и смертью, но и над душами своих подданных». Кирибеевич должен радоваться на пиру, раз веселится царь. И доброта Грозного к Кирибеевичу обусловлена, во-первых, тем, что веселье на пиру по царской воле должно восторжествовать, а во-вторых, тем, что верный слуга публично сознался по царскому приказу в своем интимном чувстве. Это тоже отсутствие того благородства, которым наделен простой купец. Личное достоинство в Калашникове неотрывно от народных нравственных представлений. Потому, несмотря на «позорную» казнь (обставленную как зрелище), похороненный не совсем по христианскому обряду — не на кладбище — Степан Парамонович оставил по себе хорошую память в народе. По-своему отдают ему должное и «стар человек», и «молодец», и «девица», и гусляры, которые, проходя мимо его могилы, «споют песенку». Мажорным, подлинно песенным аккордом «Песня…» и кончается.
Так что идея поэмы не исчерпывается противопоставлением безгеройной современности и века незаурядных людей, отнесенного в прошлое. И в ХVI в., как он представлен Лермонтовым, человек из народа объективно мог оказаться морально выше царя, который не только становится — именно в силу своего самодержавного статуса — виновником чудовищной несправедливости, но и глумится над осужденным («Хорошо тебе, детинушка... Что ответ держал ты по совести»). Приговор еще не произнесен, а Иван Васильевич уже обещает пожаловать из казны «сирот» Калашникова. «Я топор велю наточить-навострить, / Палача велю одеть-нарядить, / В большой колокол прикажу звонить…» Обещая обставить казнь как торжество, царь вдруг, подобно скомороху, заговорил в рифму. Он хочет дать знать москвичам, что и Калашников «не оставлен» его «милостью». Это в высшей степени мрачная шутка.
Образы «Песни…» пластичны, представимы. Например, Калашников перед боем «боевые рукавицы натягивает, / Могутные плечи распрямливает, / Да кудряву бороду поглаживает». В поэме создан, при всей его условности, в целом убедительный образ Древней Руси. Никто из героев не боится смерти — ни Калашников, ни Кирибеевич (оба, признавая в разное время свою вину перед царем, даже просят их казнить), ни Алена Дмитриевна. «Не боюся я смерти люты, / Не боюся я людской молвы, / А боюсь твоей немилости», — говорит она Степану Парамоновичу, хотя, как выясняется, молвы она очень боится. Калашников же, строгий муж, поначалу предполагает недостойное поведение жены и угрожает ей.
В поэме масса и других признаков исторического времени: от деталей одежды, вооружения, конской сбруи до форм поведения поединщиков, которые предваряют бой бранью и похвальбой. Общее, исторически обусловленное не заслоняет индивидуальности характеров. Так, Кирибеевич, выходя на бой, «царю в пояс молча кланяется», Калашников тоже начинает с поклона царю, но затем еще кланяется «белому Кремлю да святым церквам, / А потом всему народу русскому». «Люди московские» для него воплощают весь русский народ (часть замещает целое — черта средневекового сознания).
Традиционные эпитеты («вина сладкого заморского», «очи его соколиные» и т. д.), сравнения, многочисленные случаи синтаксических повторов и параллелизма, прямого и отрицательного («Не сияет на небе солнце красное, / Не любуются им тучки синие: / То за трапезой сидит во златом венце, / Сидит Грозный царь Иван Васильевич»), инверсии («дума крепкая», «слово грозное» и т. д.), обстоятельные речи героев, выраженность всех переживаний вовне (внутренний мир Калашникова непосредственно для читателей приоткрывается лишь единожды, в кульминационный момент поединка) — эти и другие особенности поэтики «Песни про царя Ивана Васильевича…», вплоть до длинного заглавия с перечислением героев соответственно социальной иерархии, а не роли в сюжете, воспроизводят черты древней словесности (фольклора и отчасти литературы).
 

Добавил: Админ |
Просмотров: | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar