Главная » Файлы » Рефераты » История

Реферат на тему СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ

На данной странице вы можете скачать реферат по История на тему СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ. Совершенно бесплатно и без регистрации. Реферат СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ был добавлен 11.10.2016, его уже скачали 0 человек. Из реферата вы узнаете про СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ и все что с этим связано.

Уважаемые посетители сайта, если вы не согласны с той информацией которая представлена на данной странице или считаете ее не правильной, не стоит попросту тратить свое время на написание негативных высказываний, вы можете помочь друг другу, для этого присылайте в комментарии свое "правильное" решение и мы его скорее всего опубликуем.

11.10.2016, 23:39

ТЕМА 2. СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ
РЕФЕРАТ: «СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ
РАЗВИТИЕ РОССИИ НА РУБЕЖЕ XIX–XX вв.»
ПЛАН
1. Введение
2. Такое важное строительство железных дорог
3. Небывалый подъем в промышленности
4. Домашние промыслы, ремесла и мелкотоварное производство
5. Российский премьер и его курс на оздоровление экономики страны
6. Заключение
1. ВВЕДЕНИЕ
В конце XIX-начале XX вв. в числе ведущих мировых держав Россия вступает в новый
период экономического развития, для которого характерно образование крупных монополий
в различных отраслях промышленности и банковского дела, значительное развитие производительных сил всего народного хозяйства, усиление борьбы между государствами мира
за рынки сбыта и сырья, за передел колоний, а также создание военно-политических блоков,
что, как известно, порождает мировые войны.
Этот период в экономическом развитии России имеет свои характерные черты – и по
причине необычайной огромности территории государства, и в силу особенностей национального характера, а также общей непохожести исторического развития страны, точнее, его
политической системы.
В то же время следует отметить, что в качестве аграрно-индустриальной страны Россия вовсе не была государством, чей уровень экономического развития был ниже уровня
экономики азиатских или европейских стран. По отдельным экономическим показателям
Россия уступала лишь таким развитым в промышленном отношении странам, как Германия,
Англия, Франция и США.
Итак, каков же был уровень экономического развития России на рубеже XIX–XX вв.?
2. ТАКОЕ ВАЖНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ
Развитая железнодорожная сеть, как известно, есть «кровеносная система» государства, без которой невозможны ни технический прогресс, ни успешное развитие хозяйства
страны в целом. Потому строительству железных дорог и состоянию транспорта вообще в
период с 1897 по 1917 гг. уделялось так много внимания. Правительство форсировало развитие железнодорожного строительства, что выражалось в системе концессионных мер. Концессии содействовали тому, что частные лица с большим желанием начинали строительство
железнодорожных магистралей.
Так, на рубеже веков владелец крупного машиностроительного завода Вейхельта частный предприниматель фон Дервис связал хлебородную Саратовскую губернию с центром
. Коллектив авторов. «Сборник рефератов по истории. 9 класс»
14
Москвы, а купец Савва Морозов провел магистраль из Архангельска через древний Ярославль.
К 1 января 1906 г. было завершено строительство важной в экономическом и стратегическом отношении Транссибирской магистрали. Длина пути – 5650 верст. «Величайшее
железнодорожное дело мира» способствовало увеличению населения городов, через которые проходил Сибирский путь. В связи с этим значительно возросло население Омска, Хабаровска, Владивостока, Читы. Появились новые города со многими десятками тысяч жителей: Новониколаевск – на Оби, Никольск-Уссурийский. «Так завершилось, – сказал министр
финансов Н. Х. Бунге, – одно из величайших завоеваний цивилизации культуры, доселе
известных миру». Прокладка ветки от Сибирской магистрали – Восточно-Китайской железной дороги – на Порт-Артур удлинила путь, если считать от Москвы, до 10 000 верст. При
этом население Маньчжурии, по которой пролегал путь, увеличилось с 1,5 до 12 млн. человек. Таким образом правительство России стремилось разбудить этот дремлющий край, с
тем чтобы богатейшие ресурсы поставить на службу государству. А во время Первой мировой войны в сложнейших технических условиях была сооружена Мурманская железная
дорога.
В первое десятилетие ХХ в. были также построены дороги по направлениям Оренбург-Ташкент, Саратов-Астрахань, Тюмень-Омск и Санкт-Петербург-Вологда. Они (железные дороги) связали центральные районы России с ее окраинами. К 1914 г. завершилось
строительство сети закавказских железных дорог. Вот так за 20-летие железнодорожная сеть
России выросла с 58 млн. до 71 млн. верст.
Созданные русскими инженерами паровозы новейшей конструкции во многом превосходили иностранные образцы, что позволило им прослужить на отечественных железных
дорогах более полувека.
Чтобы поднять доходность железных дорог и содействовать усилению передвижения
населения и товаров по стране, была принята оригинальная и, на первый взгляд, убыточная
мера: понижение тарифа цен пропорционально увеличению проезжаемого пассажиром расстояния. Мера эта значительно повысила доходность железных дорог, что повлияло (наряду
с другими полезными мероприятиями) на государственный бюджет страны самым положительным образом: если в начале царствования Николая II бюджет составлял около миллиарда, то к 1917 г. он достиг 3 млрд. рублей.
К 1913 г. значительно пополнился речной и морской флот. Россия к этому времени
заняла лидирующее положение по теплоходостроению и производству дизельных моторов.
Так, на Коломенском заводе к 1913 г. было построено 70 теплоходов с дизельными моторами
(все другие страны, вместе взятые, имели всего 10 теплоходов с аналогичными моторами).
31 тыс. разного типа судов, морской флот из пароходов и теплоходов большого водоизмещения и дальнего плавания – вот как выглядел речной и морской транспорт в начале второго
десятилетия ХХ в. Для судоходства этого периода времени был характерен интенсивный
процесс концентрации капитала: около половины русского торгового флота принадлежало
шести крупным компаниям.
3. НЕБЫВАЛЫЙ ПОДЪЕМ В ПРОМЫШЛЕННОСТИ
Для экономики России конца XIX-начала XX вв. характерно бурное развитие промышленности. Небывалый подъем во всех отраслях экономики страны приходился на 1893–
1899 гг. Наибольший рост производства наблюдался в горнодобывающей и металлургической отраслях промышленности, в машиностроении: увеличилась более чем в 2,5 раза
добыча нефти и каменного угля; производство металлов и машиностроение возросли в 3
раза. Россия выходит на 1-е место в мире по добыче нефти и на 2-е место по выплавке чугуна.
. Коллектив авторов. «Сборник рефератов по истории. 9 класс»
15
Ведущее место в промышленном развитии страны принадлежало регионам: Центрально-Промышленному, Северо-Западному, Южному (Донбасс и Криворожье), Прибалтике, Уралу. Самыми развитыми в промышленном отношении были города: Москва, Петербург, Рига, Лодзь и Одесса.
В Москве на предприятиях металлообрабатывающего производства был самый высокий уровень концентрации рабочих. На предприятиях трудилось более 40 % занятых в этой
отрасли (на каждом – по 500 человек или более).
Самым крупным машиностроительным заводом Москвы было предприятие «Общество механического завода бр. Бромлей». В 1900 г. предприятие насчитывало 1 233 рабочих.
На заводе бр. Бромлей выпускались паровые машины, газовые и керосиновые двигатели.
На заводах акционерного общества «Густав Лист» трудилось по 1 100 рабочих (на каждом
заводе). Здесь также выпускались паровые машины, а кроме них, еще и насосы, весы и многое другое (а это была основная продукция). Завод товарищества «Добровы и Набгольц»
производил мельничное оборудование, паровые машины, ткацкие станки.
Перечисленные предприятия являлись для своего времени передовыми, их продукция
высоко ценилась и пользовалась большим спросом.
В первое десятилетие ХХ в. в Москве был построен электротехнический завод, получивший название «Динамо». В это же время небольшой завод братьев Гужон по выработке
гвоздей превращается в крупное предприятие – «Товарищество Московского металлического завода», на котором работают уже 2 183 человека. Позднее возникает автомобильный
завод братьев Рябушинских.
Наиболее быстрыми темпами развивалась текстильная промышленность. Выделяются
предприятия текстильной промышленности в Серпухове, с. Ваулино, в Никольском, Орехово-Зуеве. Отличный российский текстиль поставляется на внешний и внутренний рынки.
Славятся своим качеством миткаль, ситец и бархат, изготавливавшиеся на знаменитых многотысячных фабриках известной на всю Россию династии Морозовых.
Колоссальные прибыли дает Никольская мануфактура Тимофея Саввича Морозова;
огромные прибыли у Елисея и Викулы в Орехово-Зуеве, у Захара Саввича – на Богородско-Глуховских фабриках, и у Абрама – на Тверских (все – Саввичи). Морозовские текстильные мануфактуры давали многомиллионные прибыли, за это фабрикантов называли
«ситцевыми королями». Живя с размахом, «ситцевые короли» много денег расходовали на
культуру: поддерживали Московский художественный театр, построили в Москве Кустарный музей, финансировали газеты «Голос Москвы», «Русское слово», а также вообще субсидировали прессу.
Супруга Абрама Саввича – Варвара Хлудова – полагала, что если уж жертвовать своими капиталами, то исключительно для того, чтобы «учить или лечить народ». И твердо следовала этому своему правилу. На ее средства были построены раковая клиника на Девичьем
поле, богадельня и школа в Твери, здание Тургеневской библиотеки-читальни у Мясницких
ворот.
Чтобы быть на уровне века и поставлять особо качественную продукцию на внутренний и международный рынки, Морозовы приглашали для консультаций иностранных специалистов, а из Англии и Швеции выписывали для своих мануфактур новейшее ткацкое
оборудование. Качественное устройство красилен и других вспомогательных производств
сделало морозовские мануфактуры безотказно действующим механизмом и, превращая хлопок и шелк-сырец в ткани на любой вкус и достаток, позволяло получать огромные прибыли.
Славилось хлопчатобумажное производство Трехгорной мануфактуры Прохоровых.
Это предприятие вышло на 1-е место (1909 г.) по энерговооруженности рабочего (0,8 л. с.).
Техническое совершенство предприятия позволяло существенно расширить производство.
Так, например, с 1900 по 1908 гг. на Трехгорной мануфактуре при увеличении числа рабочих
. Коллектив авторов. «Сборник рефератов по истории. 9 класс»
16
на 20 % объем производства возрос в 2 с лишним раза. Подобные процессы наблюдались и
в других отраслях промышленности.
Следует отметить, что сверхблагополучными и сверхприбыльными годами российской
текстильной промышленности были все же середина и конец 90-х гг. XIX в. Спрос на русский текстиль постоянно возрастал, цены на хлопок находились на низком уровне и не
испытывали серьезных колебаний, и потому прядильное, ткацкое и набивное производство
давало значительные прибыли. В конце года подводились итоги с великолепными балансами.
Огромные прибыли в текстильной промышленности привлекали внимание иностранцев. В России создаются совместные с иностранцами акционерные предприятия. Так, весной 1990 г. в швейцарском городе Санкт-Галлен было основано текстильное общество, которое получило название «Акционерного общества Московской текстильной мануфактуры».
Инициаторами создания этого акционерного общества стали знаменитые в то время швейцарские промышленники К. Енни, Ф. Шиндлер-Енни и Ф. Ертли-Енни. Все трое были родом
из Гларуса, поэтому позднее, когда руководство переехало в город Гларус, общество было
переименовано в «Московскую текстильную мануфактуру в Гларусе».
В июне 1900 г. новое акционерное общество подписало контракт на приобретение фабрики в селе Ваулино, а также стало развертывать прядильное и ткацкое производства в Серпухове.
Фирма рассчитывала на крупномасштабную деятельность в России и потому повела
активную работу по постройке новых производственных корпусов. В 1901 г. на ваулинской
фабрике была установлена паровая машина мощностью в 1 000 лошадиных сил, начала работать первая прядильная машина. Был взят крупный банковский кредит (2 млн. швейцарских
франков) для строительства общежития для рабочих. Строительство развернулось полным
ходом. Но в декабре 1901 г. фирму постигло неожиданное бедствие: на фабрике в Ваулино
произошел крупный пожар. В результате «сгорело все здание фабрики, были уничтожены
все механизмы, пострадали паровая машина и котел» (из отчета фирмы). Расследование не
установило причину пожара: что это, действия конкурентов или просто чья-то халатность, –
выяснить так и не удалось. Страховое общество возместило незначительную (по сравнению
с вложенными в предприятие средствами) сумму. Словом, реконструкция ваулинской фабрики, которую планировало провести руководство фирмы, так и не была проведена.
Дела фирмы на фабрике в Серпухове шли успешно. В 1902/1903 гг., несмотря на сложную промышленную конъюнктуру (был экономический кризис в 1900–1903 гг.), общая прибыль составила примерно 26 000 рублей, в 1903/1904 – 51 000, в 1904/1905 – 183 000, в
1905/1906 – 219 000, в 1906/1907 – 418 000 рублей.
Вскоре в делах швейцарской фирмы произошли существенные перемены. Руководство, обосновавшееся с 1905 г. в городе Гларусе, осуществило в 1907 г. слияние с другим
швейцарским текстильным обществом, которое прежде действовало в России под названием «Анонимное общество в Цюрихе для русской хлопчатобумажной промышленности».
Общество это имело фабрику в Рязанской губернии – в Зарайске. Слияние двух текстильных
акционерных обществ свелось к тому, что «Московская текстильная мануфактура в Гларусе»
поглотила почти весь акционерный капитал «Акционерного общества в Цюрихе». В то же
время, несмотря на общее руководство, предприятия – в Серпухове и в Зарайске – продолжали управляться как самостоятельные производственные единицы. Акционерный капитал
объединенного общества был достаточно высок: он составил в 1907 г. 9 млн. франков, в
1909 г. – 10 млн.
В 1905 г. (еще до слияния фирм) в Серпухове удалось закончить строительство новой
четырехэтажной фабрики с машинным отделением и котельной, рабочим магазином. Годом
позднее была закончена постройка нового пятиэтажного общежития для рабочих; постро. 
или также и больницу. На фабрике использовались английские машины и одновременно
широко внедрялись швейцарские паровые машины фирмы Зульцера. В прядильном и ткацком производстве серпуховской фабрики использовался американский и среднеазиатский
хлопок.
Слияние двух акционерных обществ в значительной степени укрепило рыночную
позицию серпуховского и зарайского предприятий. Мощный рывок в их развитии приходится на 1907 г. Акционерный капитал объединенного акционерного общества в 1914 г.
составил 12 млн. швейцарских франков. Большая (подавляющая!) часть этого капитала принадлежала швейцарским акционерам. К октябрю 1915 г. лишь 1 400 акций (примерно 5,8 %
всего акционерного капитала) принадлежало российским держателям. В 1916 г. у швейцарских акционеров на руках находились акции, составляющие 93 % капитала, доля российских
держателей составила 7 %.
Несмотря на большие прибыли швейцарских акционеров, русская экономика
нисколько не проигрывала: предприятия исправно платили налоги в российскую казну, рублевые средства фирмы хранились в российских банках, фабрики давали рабочие места
российским рабочим; в Серпухове и Зарайске лучше, чем где-либо, решались социальные
вопросы, и поэтому стачечное движение здесь было минимальным; в период Первой мировой войны предприятия выполняли заказы на поставку продукции в действующую армию.
Швейцарские менеджеры и после революции 1917 г. планировали продолжить работу
в России, но в 1919 г. предприятия были национализированы и общество свернуло свою
деятельность в России.
Несмотря на экономический кризис в 1900–1903 гг. (о нем уже сказано выше), промышленное развитие сохраняло положительные тенденции. В этот период происходит усиленная концентрация производства, растет количество акционерных компаний. Наиболее
яркий пример акционирования являла собой Москва. Так, например, завод Гоппера становится собственностью торгового дома «В. Я. Гоппер и К(о)». Крупный капиталист Гакенталь
образует торговый дом «Ф. Гакенталь и К(о)». В «Товарищество бр. Самгиных» превратился
старинный колокольный завод бр. Самгиных и К(о).
Часть московских предприятий в предвоенные годы вошли во всероссийские монополистические союзы, такие, к примеру, как синдикат по продаже металла «Продамет», синдикат «Медь» и другие.
Заметно расширилась в это время деятельность московских акционерных коммерческих банков – Купеческого, Международного торгового, Торгового и Учетного, чуть позднее
к ним добавился Южнорусский банк.
Московские банки активно финансировали предприятия всего Центрального Промышленного района. Происходил процесс сращивания промышленного и банковского капиталов.
Возникали новые финансовые предприятия. Так, в 1902 г. был образован «Банкирский
дом братьев Рябушинских», обороты которого в 1903 г. составили 34 млн рублей; а в 1908 г.
оборот одного лишь Московского отделения составил более 742 млн рублей.
Постепенно Москва становится ведущим центром монополистического капитала России.
Для экономического развития России в конце XIX-начале XX вв. характерно особенно
активное вмешательство государства в экономическую жизнь страны. Это, прежде всего,
выражалось в системе государственных мер, направлявшихся на ускорение развития тяжелых отраслей промышленности и транспорта в государственно-капиталистическом предпринимательстве. Так, например, концессионная система действовала в тех случаях, когда
частные лица выполняли государственные заказы – строили казенные предприятия или прокладывали железнодорожные магистрали. Кроме того, государство предоставляло льготные кредиты, делало казенные заказы на длительный срок с привлечением иностранного
капитала, чтобы компенсировать недостаток денежных ресурсов в стране. Чтобы оградить
русскую промышленность от конкуренции западноевропейской, проводилась покровительственная таможенная политика.
От вмешательства государства порой напрямую зависело существование предприятия.
Пример этому – история закрытия металлургического завода в Рязанской губернии.
Истьинский металлургический завод – один из старейших в России.
Построенный московским купцом Панкратом Рюминым в 1716 г. (при деятельной поддержке А. Д. Меншикова – в постройке завода очень был заинтересован Петр I), Истьинский
завод просуществовал почти три века. После Рюмина заводом владели: П. К. Хлебников,
Н. П. Хлебников, Д. М. и А. П. Полторацкие (А. П. – сестра Хлебникова), С. Д. Полторацкий, братья Барковы и купец Кузнецов, Х. Х. Мейен, П. И. Губонин; позднее всех заводом
распоряжалось «Акционерное общество русского рельсового производства». Директорами
правления общества были братья С. П. и Н. П. Губонины. Здесь были основаны первые в
России игольные заводы, построена фабрика парусных полотен. Позднее Истьинский чугоноплавильный и железнодорожный завод состоял из кричной и молотовой, проволочной и
прокатной фабрик, вагранки, шурупного механического заведения, кузницы и подсобных
строений. Производство базировалось на действии паровых машин.
Выпускал завод разных сортов проволоку, чугунное литье, стальные рессоры, паровые
и механические машины, винты, болты.
К 1890-м гг. была произведена перестройка, завод переобразовали. Возвели новый
промышленный комплекс, который включал рельсопрокатный, штамповочный и тормозной
цеха, здание конторы, турбину, вагранку и водонапорную башню. На высоком уровне здесь
выполнили всю конструктивную часть, в особенности легкие металлические фермы, перекрывающие пролеты цехов. От станции Старожилово Рязанско-Козловской железной дороги
до Истья была проложена 10-верстная узкоколейная ветка. Завод оснастили мощным оборудованием, в которое входили 1 пудлинговая и 5 сварочных печей Сименса, 2 паровых молота
по 1,5 т каждый, 1 крупносортный и 1 мелкосортный станы с паровыми машинами в 100 л.
с., паровые котлы системы Шухова (прослужили до 1980-х гг.) и др.
В это время железа из собственной руды производилось до 100 тыс. пудов в год и,
кроме этого, до 300 тыс. пудов «из пакетов, собираемых из разной мелочи, и старых рельсов,
приобретаемых покупкой». Треть металла использовалась на самом заводе для изготовления рельсовых скреплений, накладок, болтов, костылей, проволочных канатов, телеграфной
проволоки, гвоздей. Для местных помещиков исполнялись заказы на сельскохозяйственные
машины. Две трети металла отправлялось в Москву, где продавали по средней цене по 1,5
рубля за пуд.
Истьинское железо продавалось и за границу, а иглы, выделываемые на игольной фабрике, считались лучшими по своему качеству. В одном из докладов правительственной
комиссии говорилось: «Центральное в государстве производство имеет очевидное преимущество против сибирских заводов».
Несмотря на очевидные преимущества, коими располагал завод после капитальной
реконструкции, предприятие не встретило поддержки со стороны правительства. Перестройка и переоборудование завода потребовали огромных расходов. Для покрытия этих
расходов общество было вынуждено «влезть» в долги. Правление акционерного общества надеялось расплатиться с долгами при получении крупного правительственного заказа
на изготовление подвижного состава для строящихся линий Рязанско-Уральской железной
дороги. Но расчет не оправдался. Заказ был передан Путиловскому заводу.
Последовал аукцион, т. е. продажа по низким ценам, – и завод перестал работать.
Чтобы лучше представить (понять!) социально-экономическое развитие России на
рубеже веков, нужен хотя бы беглый взгляд на неравномерность капиталистического развития в различных отраслях экономики, а также в различных регионах страны.
Более быстрыми темпами, гораздо интенсивнее капитализм развивался в промышленности, медленнее – в сельском хозяйстве. В сельском хозяйстве, к примеру, вплоть до 20-х гг.
продолжали сохраняться докапиталистические и даже патриархально-натуральные формы.
Об окончательной победе капитализма можно было говорить лишь применительно к
крупной и средней промышленности.
Любопытно, что за 20 лет (последние 10 лет XIX в. и первые 10 лет XX в.) российская
промышленность достигла больших успехов, вместе с тем в ее развитии наблюдались спады.
Экономисты того времени считали, что корень зла таится в образовании монополий. Председатель Совета министров российского правительства П. А. Столыпин, не отрицая издержек монополизации, первопричину застойных явлений видел в узости внутреннего рынка, в
ограниченном спросе «лапотной Руси» на промышленные изделия. С этим трудно не согласиться.
В самом деле, вот о чем сообщали статисты начала ХХ в.: «Население Вологодской
губернии не может жить на счет продуктов земледелия и принуждено искать средств к существованию, помимо хлебопашества, еще и в тех неземледельческих промыслах, которые
дают ему возможность прокормить как-нибудь себя и семью. Этими промыслами не могут
быть работы на фабриках и заводах, потому что фабрично-заводская промышленность развита в губернии очень слабо… Кроме того, немногочисленное городское население, главным
образом вследствие своей бедности, не предъявляет почти никакого спроса на промышленный труд крестьян, и добрая половина городов… играет роль, главным образом, административных центров».
Неразвитость в промышленном отношении отдельных регионов страны способствовала тому, что в ряде мест сохранялась (и даже получала дальнейшее развитие) большая
сфера различных форм докапиталистической промышленности – домашних промыслов,
ремесел, мелкотоварного производства. Именно так обстояло дело в Вологодской губернии
и других окраинных землях, где капиталистическое развитие происходило гораздо слабее.
4. ДОМАШНИЕ ПРОМЫСЛЫ, РЕМЕСЛА
И МЕЛКОТОВАРНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
Издавна в коренной России крестьян обучали ремеслам. Знание ремесел помогало прокормиться. Обрабатывали и перерабатывали древесину. Особенно развиты были ремесла
плотничное и столярное, мебельное и санное, плетение из бересты, лыка, луба и ивового
прута; много времени отводилось ткачеству миллионов рогож и кулей из мочала (огромное
количество их было необходимо для перевозки хлеба и соли); строили барки и иные суда
под хлеб и соль; в ходу были курение смолы и сидка дегтя, выжиг угля для домниц и кузниц, да и сбор живицы и производство канифоли и скипидара также считались занятиями
полезными и важными.
Охотились на рябчиков и тетерок и возами зимой отправляли в столицы. Серьезным
промыслом считалась добыча мехов – медвежьих, лисьих, волчьих, заячьих, беличьих и
куньих. Вологодские мужики промышляли также сбором ягод и грибов (к царскому двору
поставляли соленые рыжики, причем принимались только такие, которые проходили в горлышко бутылки). Ценилась обработка свиной щетины и волокнистых материалов: конопли,
шерсти и льна. Пользовалась спросом продукция гончарного производства: выделка корчаг,
горшков, чашек, плошек, латок и промышленные емкости – кубы для смолокурения.
А еще вологодские мужики занимались извозом, сплавом плотов и барок; портняжничали, вязали плоты, рубили дрова, делали масло, пилили лес, возили почту, служили у
купцов по торговым делам; занимались чеботарством, мочальным промыслом сит и решет;
конопаткой судов, рыболовством, скупкой тряпья для бумажных фабрик также зарабатывали
копейку для дома и семьи. Статистика тех лет утверждает, что дополнительно к земледелию
более 80 % крестьян занимались какими-нибудь работами.
Зачастую крестьянские промыслы и ремесла достигали такого уровня развития, что
начиналась узкая специализация. Так, в Вологодской губернии Маныловской волости Кадниковского уезда специализировались на изготовлении кубов для смолокуренных печей
из местных огнеупорных глин. Крестьяне Усть-Сысольского уезда арендовали у государства гору Брусяну для выделки точил из залегавшего там камня. Из села Кентуры Тотемского уезда расходились коновалы. Из волостей Васьяновской, Шапшенской и Кумзерской
уходило на заработки до 3 500 плотников. Крестьяне Семеновской волости Вологодского
уезда славились как штукатуры. Пользовались известностью как плотники-"галки" крестьяне Галичского уезда Костромской губернии. Лучшими башмачниками были кимряки
Тверской губернии. Хорошо известные и в настоящее время села Палех, Мстера и Холуй
Владимирской губернии по всей России продавали иконы собственной работы, от расхожих
крестьянских «краснушек» (дешевых) до ценимых любителями, особенно старообрядцами,
«подстаринных» икон на разные «пошибы».
Чтобы заработать деньги, сметливый и й крестьянин мог исходить в поисках заработка
всю Россию – и всегда находил, к чему приложить руки и чем завлечь тех, кто мог предложить работу.
Таким образом домашние промыслы, ремесла и мелководное производство, не являясь
еще капиталистическими, тем не менее создавали широкую базу для развития капитализма.
Проходившее в центре страны быстрее, а на окраинах государства – слабее, капиталистическое развитие постепенно двигалось вширь, т. е. распространялось на новые, еще не освоенные территории.
Хозяйству России была присуща многоукладность – другими словами, наряду с капиталистическим, действовало мелкотоварное и патриархально-натуральное производство.
Долгое существование крепостного права и незавершенность последующих реформ обусловили даже в конце XIX в. сохранение многочисленных пережитков старины в экономике,
политике и социальных отношениях. Господство помещичьего землевладения и неполноправность крестьян серьезно тормозили капиталистическое развитие деревни.
5. РОССИЙСКИЙ ПРЕМЬЕР И ЕГО КУРС НА
ОЗДОРОВЛЕНИЕ ЭКОНОМИКИ СТРАНЫ
Историческую задачу преобразования крестьянской России на собственнический лад
взялся выполнить первый сотрудник царя, председатель Совета министров Петр Аркадьевич
Столыпин.
С приходом Столыпина к власти (1906 г.) правительством был широко поставлен переселенческий вопрос. Переселенческое движение за Урал должно было содействовать становлению крестьянина-собственника в Сибири. В 1906 г. на помощь крестьянам-переселенцам из государственной казны было выделено 5 млн. рублей. В 1907 г. переселенческий
бюджет равнялся 11 млн. рублей. Позднее эта сумма была доведена до 30 млн. в год. Таким
образом, на обустройство переселенцев в азиатской части России в начале ХХ в. (первые
два десятилетия) было отпущено около 200 млн. рублей.
Столыпинская аграрная реформа была самым важным начинанием главы кабинета.
Глава правительства мечтал научить крестьян правильному хозяйствованию.
И достичь этого он планировал путем соблюдения законности и последовательного
осуществления реформ.
Столыпинская модель развития аграрного сектора экономики предусматривала из двух
исторически сложившихся типов хозяйств (помещичье-прусского и фермерского, американского) выбрать последнее. Взаимоотношения между ними должны были строиться на основе
здоровой конкуренции. Крестьяне восприняли закон как шаг к окончательному освобождению, когда 9 ноября 1906 г. Николай II подписал указ, разрешавший крестьянам выходить из
общины и укреплять личные наделы. Им предлагалось покупать участки казенных и, с согласия самих владельцев, помещичьих земель. У помещиков также не было недовольства, а в
лице покинувших общину домохозяев они обретали союзников. Столыпин смотрел далеко
вперед, он понимал, что большинство землевладельцев-собственников, совмещавших предпринимательство с коренной службой, будет вытеснено из традиционной сферы хозяйства,
но произойдет это бескровно.
6 марта 1907 г. Столыпин огласил в думе декларацию. «Отечество наше, – сказал премьер, – должно превратиться в правовое!»1
 На рассмотрение депутатов предлагались законопроекты о неприкосновенности личности, о восстановлении избираемых населением мировых судей и важные вопросы рабочего законодательства.
Своими действиями Столыпин последовательно осуществлял второе раскрепощение крестьянства. Опорой его курса должны были стать средние слои, прежде всего крестьяне-собственники. Торжество справедливости глава кабинета видел не в уравнительной
справедливости, а в том, чтобы обладателями земельных богатств стали волевые, рачительные хозяева-труженики, прежде всего исконные земледельцы-крестьяне. Столыпин считал,
что крестьянская община должна исчезнуть. Исчезновение общины, по мысли главы правительства, лишало смысла лозунг социализации земли, выдвигаемый эсерами.
Свою точку зрения П. А. Столыпин очень хорошо объяснил в письме к Л. Н. Толстому:
«Лев Николаевич! Вы считаете злом то, что я считаю для России благом. Мне кажется, что
отсутствие собственности на землю у крестьян создает все наше неустройство… Смешно
говорить этим людям о свободе или свободах. Сначала доведите уровень их благосостояния
до той, по крайней мере наименьшей грани, где минимальное довольство делает человека
свободным. А это достижимо только при свободном приложении труда к земле, т. е. при
наличии права собственности на землю».2
Летом 1909 г. Столыпин объехал хлебопроизводящие районы Поволжья и Сибири.
Распашка восточно-степной полосы предусматривала не только удовлетворение внутренних потребностей страны, но и продажу зерна за рубеж. Перед Россией открывалась возможность превращения в крупнейшего поставщика продовольствия. Торговля знаменитыми
пшеницами, вкуснейшим маслом с лихвой окупала расходы по переселению крестьян в
Сибирь и на Дальний Восток, а также и оказание им на обживаемых местах денежной, агрономической и зоотехнической помощи. Столыпин мыслил глобально: «Богатая всем, кроме
людей, Сибирь только в приливе сюда русской рабочей силы может найти полноту хозяйственной и культурной жизни». На валюту от продажи хлеба, масла, пушнины, за аренду
эксплуатировавшихся иностранными компаниями рудных и нефтяных месторождений покупались сельскохозяйственные машины новейших конструкций, племенной скот, финансировалось строительство дорог, школ, больниц.
1
 Александр Дмитриев. Трагедия «Российского Бисмарка», или Предводитель крестьянства // Уральский следопыт.
1991 г. N 5. С. 19.
2
 Там же, с. 19.
С притоком в Сибирь переселенцев жизнь там забила ключом, и Столыпин вернулся
из поездки окрыленным: «Еще десять лет мира, дружной работы, и Россия будет неузнаваемой!»3
Четырехлетнее пребывание Столыпина на капитанском мостике приносило свои
плоды. Постепенно стабилизировалась денежная система, увеличивались инвестиционные
вложения отечественных и иностранных монополий в ведущие отрасли российской экономики.
Столыпинская политика привела к оздоровлению финансов, росту покупательной способности крестьян и рабочих и, следовательно, к увеличению спроса на промышленные
товары; в промышленных и финансовых кругах был растоплен лед недоверия к премьеру.
Столыпин умерил аппетиты иностранных монополий в европейской части России, но при
этом предоставил им режим наибольшего благоприятствования в горнодобывающих районах Урала, Сибири и Казахстана, которые были мало освоены. Это отвечало интересам государства и национальной буржуазии, на монополистической стадии капитализма тесно взаимодействовавших с крупнейшими отечественными банками.
Беседуя с представителями центральных и региональных советов съездов промышленников, глава правительства признавал, что следует упростить процедуру создания акционерных обществ, добиться недопущения полицейского вмешательства (горной и фабрично-заводской полиции) в разрешение споров между предпринимателями и рабочими.
Одновременно Столыпин требовал строгого соблюдения законодательства о труде, приведения заработной платы в соответствие с индексом цен на продукты и предметы широкого
пользования.
6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Реформа, проводимая Столыпиным, ускорила кооперирование российского крестьянства (не имела ничего общего со сталинской принудительной коллективизацией). А следствием кооперирования крестьянской деревни, особенно на Урале и в Сибири, стал рост
урожайности, продуктивности скота, применение сельхозмашин. Производство ржи и пшеницы превысило объем продукции, производимой в США, Канаде и Аргентине вместе взятых. Стараниями премьера и частных собственников Россия превращалась в крупнейшего
экспортера зерна, масла, мяса, яиц, сахара. Питание разных слоев населения России, разумеется, различалось по калорийности, но потребление масла горожанами было намного выше
современного, и это был не какой-нибудь бутербродный маргарин – это было отличное натуральное масло.
Успехи России в экономическом развитии пришлись не по нутру зарубежным политикам. Вот как прокомментировал итоги столыпинского курса германский кайзер Вильгельм:
«С Россией надо кончать скорее, потому что через десять лет она будет непобедима, как
основанная на правильной форме хозяйства…»4
А 1 сентября 1911 г. в Киеве в оперном театре произошла трагедия: двумя выстрелами
был смертельно ранен председатель Совета министров Российской империи, статс-секретарь Петр Аркадьевич Столыпин.
Не все из задуманного Столыпиным удалось, но сделано было многое. И следствием
всех этих мер премьера стала развитая экономика России. К 1913 г. страна превратилась в
одного из главных поставщиков хлеба на мировой рынок. Второе место в российском экс3
 Там же, с. 20.
4
 Цитируется по: Александр Дмитриев. Трагедия «Российского Бисмарка», или Предводитель крестьянства. // Уральский следопыт. 1991 г. N 5. С. 21.
. Коллектив авторов. «Сборник рефератов по истории. 9 класс»
23
порте занимала продукция животноводства. Накопившийся в государстве золотой запас в
1914 г. был самым крупным в мире. Удельный вес России в общемировом производстве продукции был еще невелик, но он неуклонно повышался: если в начале ХХ в. он составлял
около 4 %, то в 1914 г. составил уже 7 %.
Россия поверила в себя и устойчиво держалась на плаву. Она двигалась к цивилизации
и прогрессу.
Последовавшие мировая, а затем и гражданская война нанесли тяжелый урон российской экономике – войны и революции всегда были разорительны для государств.
ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА
1. В. А. Федоров. История России 1861–1917 гг. М.: Высшая школа, 1998.
2. «Уральский следопыт» N 5/1991 – Ал-др Дмитриев. Трагедия «Российского
Бисмарка», или Предводитель крестьянства".
3. «Огонек» N 7/1991 – Н. Семенова. Морозовы.
4. Москва, т. 1. С древнейших времен до 1917 года. М.: Мысль, 1985.
5. «Былое» N 10/1997 – 1) Е. Шухова. Свидетель трех столетий. 2) Л. Беловинский. И
швец, и жнец. 3) И. Дьяконова. Русский след инофирмы (по швейцарским архивам).
6. «Техника молодежи» N 2/1991. Александр Бородулин. Четвертое кольцо Москвы.

 


Категория: История | Добавил: Админ
Просмотров: | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Смотрите также:

СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ скачать бесплатно

Всего комментариев: 0
avatar