Тема №6943 ДРЕВНЯЯ РУСЬ НА ПУТЯХ К ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ (СЕРЕДИНА XI - СЕРЕДИНА XII ВВ.)
Поиск задачи:

Рассмотрим тему ДРЕВНЯЯ РУСЬ НА ПУТЯХ К ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ (СЕРЕДИНА XI - СЕРЕДИНА XII ВВ.) из предмета История и все вопросы которые связанны с ней. Из представленного текста вы познакомитесь с ДРЕВНЯЯ РУСЬ НА ПУТЯХ К ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ (СЕРЕДИНА XI - СЕРЕДИНА XII ВВ.), узнаете ключевые особенности и основные понятия.

Уважаемые посетители сайта, если вы не согласны с той информацией которая представлена на данной странице или считаете ее не правильной, не стоит попросту тратить свое время на написание негативных высказываний, вы можете помочь друг другу, для этого присылайте в комментарии свое "правильное" решение и мы его скорее всего опубликуем.

ДРЕВНЯЯ РУСЬ НА ПУТЯХ К ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ (СЕРЕДИНА XI - СЕРЕДИНА XII ВВ.)

План:

1. Хроника основных политических событий (1054-1154).

а)    Триумвират Ярославичей (1054-1073).

б)    Период новых княжеских усобиц (1073-1113).

в)    Правление Владимира Мономаха и Мстислава Великого (1113-1132).

г)    Распад Древней Руси (1132-1154).

1. Хроника основных политических событий (1054-1132)

а) Триумвират Ярославичей (1054-1073)

Незадолго до смерти Ярослав Мудрый в своем «Завещании» четко определил ряд принципиальных положений будущего политического устройства Древней Руси:

1) великокняжеский престол наследуется строго по старшинству, а Великий киевский князь сохраняет свой статус верховного правителя всего государства; 2) все его сыновья получают в управление четко определенные им города и волости, т.е. свои удельные княжения, которые также перераспределяются по принципу старшинства; 3) вся территория Древней Руси является совместным владением всего княжеского рода и не подлежит дроблению.

В соответствие с этим «Завещанием» великокняжеский престол переходил старшему из братьев Изяславу, родившемуся в 1024 г., который помимо Киевской волости получил в непосредственное управление Туров и Новгород, что должно было гарантировать единство и целостность всего огромного государства. Следующий по старшинству Святослав, родившийся в 1027 г., получил в управление Чернигов, Рязань, Муром и Тмутаракань. Третий брат Всеволод, который появился на свет в 1030 г., стал княжить в Переяславле, Ростове и Суздале. Четвертый брат Вячеслав, родившийся в 1034 г., был посажен отцом в Смоленск, а самый младший брат Игорь, который появился на свет, вероятно, в 1036 г., получил в управление Волынь.

При этом не трудно заметить, что три старших брата получили главные столы в трех близлежащих друг от друга городах — Киеве, Чернигове и Переяславе, которые изначально и составляли собственно «Русскую землю», ставшую одной из колыбелей Древнерусского государства.

1054—1068 — первый период правления Великого киевского князя Изяслава Ярославина. В отечественной исторической науке этот период правления князя Изяслава традиционно принято называть «триумвиратом Ярославичей», поскольку: 1) после смерти младших братьев Вячеслава (1057) и Игоря (1060) реальная власть на всей территории Руси оказалась в руках трех старших братьев — Изяслава, Святослава и Всеволода; 2) памятуя завет своего великого отца, все Ярославичи на первых порах не враждовали друг с другом, а действовали сообща против общих врагов, как внутренних, покушавшихся на их всевластие, так и внешних, разорявших порубежные земли Руси. В частности, в 1060 г. Изяслав, Святослав, Всеволод и полоцкий князь Всеслав «совокупивше воя вещислены» не только успешно отразили нашествие торков на реке Альте, но и наголову разгромили их, после чего это тюркский этнос надолго покинул южные рубежи Руси. Однако уже в1061 г., когда спустя шесть лет на русские рубежи вновь пришли новые кочевники - половцы, Ярославичи не успели совокупить свои силы и князь Всеволод потерпел от их предводителя хана Сакала тяжелое поражение под Переяславлем.

Новым испытанием на прочность для «триумвирата Ярославичей» стали грозные события, которые были связаны с мятежами двух русских князей — их племянников, волынского князя Ростислава Владимировича и полоцкого князя Всеслава Брячиславича. Причем, в обоих случаях удар был нанесен не по центру «Русской земли», где Ярославичи могли очень быстро организовать коллективный отпор неприятелю, а по отдаленным рубежам русской ойкумены — на севере, в Новгороде, и на юге, в Тмутаракани. Первым «бунт» поднял сын их умершего старшего брата Владимира князь Ростислав, который недовольный своим статусом владетеля захолустной Волыни, в 1064 г. бежал из своего стольного града Владимира на юг, захватил Тмутаракань и изгнал оттуда своего кузена Глеба Святославича. Естественно такой демарш князя-изгоя Ростислава возмутил Ярославичей, и они решили проучить «вельми неразумное чадо». Однако их совместный поход на юг так и не состоялся по причине внезапной кончины князя Ростислава, который в 1066 г. пал жертвой коварных византийцев, отравивших его за неуемное стремление играть особую политическую роль в Северном Причерноморье. Однако вскоре правящий триумвират вынужден был подавлять новый «бунт» другого своего племянника, который вспыхнул на северо-западных рубежах Руси.

В 1067 г. полоцкий князь Всеслав Брячиславич, как в свое время и его покойный отец, пошел походом на Новгород, разгромил своего кузена, сына великого князя Мстислава Изяславича, и разграбил город. В ответ на это вероломство Ярославичи, вновь «совокупивше воя своя», пошли походом на племянника, «взяша на щиты»Минск и двинулись к реке Нимиге, где «высть сечл зла и падоши лшозе», Ярославичи одолели Всеслава, бежавшего с поля битвы. Спустя четыре месяца они пригласили побежденного племянника на переговоры, но неподалеку от Смоленска на реке Орше, Изяслав, Святослав и Всеволод, «преступивше крестъ», схватили

Тема:

Ростислава, привезли его в Киев и вместе с двумя старшими сыновьями заточили в «поруб», а полоцкий стол отдали Мстиславу Изяславичу.

Однако вскоре правящий триумвират постигли тяжелые испытания. В 1068 г. половецкая орда хана Шерукана совершила грандиозный набег на южные рубежи Руси и в битве на реке Альте разгромила дружины Изяслава, Святослава и Всеволода, которые поспешно бежали с ратного поля восвояси. Когда Изяслав иВсеволод возвратились в Киев, то горожане «створивше вече на торговищи» потребовали от князей выдать им оружие и коней, но они отказались выполнить их волю и «по-вегостА с княжого дворА». В этой ситуации киевляне подняли бунт, растерзали новгородского епископа Стефана, пытавшегося вразумить восставших, разграбили двор воеводы Коснячко, а затем подвергли полному разгрому княжий двор самого Изяслава и, «высекошА КсесдАВА нс порукл», провозгласили его Великим киевским князем. О том, как развивались события дальше летопись умалчивает, но зато она упоминает о том, что киевский князь Изяслав «вежА в Ляхы», а черниговский князь Святослав «ододе» половцев под Сновском.

Надо сказать, что это одно из самых мощных восстаний в истории Древней Руси давно привлекает внимание историков. В советской историографии (Б. Греков, М. Тихомиров, Б. Рыбаков, В. Мавродин) его традиционно трактовали через призму классового подхода как антифеодальное движение социальных низов. Однако в настоящее время большинство историков (А. Кузьмин, Г. Артамонов, И. Фро-янов, П. Толочко) вполне справедливо обращают внимание на иные аспекты этого восстания и утверждают, что оно: 1) зримо показало существенную политическую роль городского вече в самом Киеве и 2) стало зримым воплощением очередного конфликтом между «Землей» и «Властью», в котором городское вече вновь одержало вверх.

Тем временем беглый князь Изяслав, заручившись поддержкой своего зятя, польского князя Болеслава II Смелого (1058-1079), решил вернуть себе законный престол и пошел походом на Киев. Узнав об этом, киевский князь Всеслав вышел навстречу ляшскому войску, но в самый последний момент, бросив свою дружину, он бежал в Полоцк, откуда, изгнанный тамошним вече, вновь бежал, но уже в Польшу. В этой ситуации по просьбе киевлян, повинившихся в своем «грехе» и «злодеянии», Святополк и Всеволод уговорили старшего брата «не водить ляховъ Кыеву» и «не погубить грлдл отца». Вняв их увещеванию, Изяслав «остави ляхи» и послал в Киев своего старшего сына Мстислава, который перед возвращением отца на законный престол, «иссече и исслепишл» несколько десятков киевлян, принявших активное участие в бунте.

1069-1073 — второй период правление Великого киевского князя Изяслава Яро-славича. Это время не было богато на политические события, но что характерно именно в этот период, в 1070—1071 гг., произошли еще два мощных восстания «Земли» против «Власти» в Новгороде и Ростовской земле. Видимо, именно эти события и стали причиной нового княжеского съезда, состоявшегося в 1072 г. в Вышгороде. По мнению большинства историков, именно здесь в старинной княжой резиденции Изяслав, Святослав и Всеволод приняли два важнейших решения: 1) о перезахоронении останков и канонизации первых общерусских святых — князей-страстотерпцев Бориса и Глеба (Н. Ильин, М. Алешковский, А. Хорошев, Я. Щапов) и 2) о создании второй части «Русской Правды» — «Правды Ярослави-чей», в которой отменялась кровная месть и устанавливались большие денежные штрафы за покушение на княжескую домениальную собственность, жизнь княжеских огнищан и тиунов, разбои, кражи, поджоги и другие тяжкие преступления (С. Юшков, М. Тихомиров, А. Сахаров). Хотя, справедливости ради надо сказать, что далеко не все историки согласны с тем, что на этом съезде произошла канонизация Бориса и Глеба (Л. Мюллер, Н. Милютенко) и была принята«Правда Ярославичей» (А. Зимин).

Надо сказать, что эти княжеские съезды, которые по тогдашней терминологии именовались «сиелиши», в отечественной историографии традиционно рассматривались как особый политический институт, решения которых скреплялись клятвой на кресте и обильными пирами. Однако роль этих княжеских съездов до сих пор недостаточно изучена и поэтому по-разному трактуется в исторической литературе. Например, одни исследователи (В. Пашуто, А. Щавелев) признавали их высшим органом государственной власти в стране, особенно накануне и в период феодальной раздробленности. Их же оппоненты (Б. Рыбаков, А. Толочко) оценивали их как исключительно архаическую процедуру, которая не имела никакого реального воздействия на ход политических событий Древней Руси.

б) Период новых княжеских усобиц (1073-1113)

1073 — по неустановленным причинам Святослав и Всеволод, «преступившА заповедь отжо», изгнали из Киева старшего брата Изяслава. Сама летопись виновником этой распри называла черниговского князя Святослава, который, «желая болшая власти», прельстил безвольного Всеволода выступить против старшего брата, обвинив того в тайных сношениях с их заклятым врагом Всеславом Полоцким. Многие историки (Б. Рыбаков, А. Кузьмин, П. Толочко) вполне доверяли этой летописной статье, однако их оппоненты (Б. Греков, А. Сахаров) полагали, что виновником княжеской распри стал как раз сам Изяслав, давно известный своей западнической ориентацией. Именно он, будучи открытым полонофилом: 1) всегда склонялся к католичеству, в чем его обвинял сам Феодосий Печерский, один из самых авторитетных духовных пастырей Древней Руси и, 2) решив стать самовластным правителем всей Руси, он вступил в тайный сговор с таким же полонофилом Всеславом Полоцким против своих младших братьев Святослава и Всеволода. Как бы то ни было, но именно это событие положило конец «триумвирату Ярославичей», что в итоге и привело к целой череде новых княжеских междоусобиц и к полному распаду единой Киевской Руси.

1073—1076 — правление Великого киевского князя Святослава Ярославича. После утверждения Святослава в Киеве, его брат Всеволод перебрался на второй по значению княжеский стол в Чернигове, а старший сын Великого князя Олег Святославич, соответственно, сел на освободившейся княжеский стол вПереяславле. При этом ряд современных авторов (П. Толочко, Д. Боровков) расценили новый передел власти как возникновение «дуумвирата» Святослава-Всеволода.

Тем временем князь-изгой Изяслав, прихватив с собой богатую княжескую казну, скитался по разным европейским дворам («Блудил по чюжилгъ землями») в надежде получить поддержку в борьбе за возвращение великокняжеского престола. Однако все его переговоры с польским королем Болеславом II Смелым (1058-1079),германским императором Генрихом IV (1053-1105) и римским папой

Тема:

Григорием VII (1073-1085) не увенчались успехом. Более того, чтобы предотвратить возможный поход иноверцев на Русь, князь Святослав заключил военный союз с польским королем и снарядил большой поход против враждебных ему чехов, который возглавили его сын Олег и его племянник Владимир Мономах,совершенно не подозревая о том, что всего через несколько лет жизнь надолго разведет их в жестокой междоусобной борьбе.

Вскоре после завершения этого похода Великий киевский князь Святослав, не перенеся тяжелой операции на желудке, скоропостижно скончался и на киевский престол сел последний из Ярославичей, черниговский князь Всеволод. Получив известие о перемене власти в Киеве, Изяслав пошел походом на Русь, однако новой братоубийственной войны удалось избежать, поскольку сам Всеволод предложил старшему брату заключить мир. По условиям Волынского договора великокняжеский престол возвращался Изяславу, а Всеволод должен был отъехать в свой стольный град Чернигов. При этом третий по значению город «Русской земли» Переяславль, вопреки принципу старшинства, остался за сыном Всеволода Владимиром Мономахом, который был младше своих двоюродных братьев Святополка Изяславича и Олега Святославича.

1077- 1078 — третий период правления Великого киевского князя Изяслава Ярославина и начало новой междоусобицы. Инициатором новой княжеской распри на сей раз стали три племянника старших Ярославичей — Олег Святославич, Роман Святославич и Борис Вячеславич, которые были крайне недовольны тем переделом власти, который учинили их дядья. Заключив военный союз с половцами, «коалиция младших князей» вышла из Тмутаракани в поход на Русь, и вскоре подошла к Чернигову, неподалеку от которого, на реке Сожице, в августе 1078 г. Всеволод и Владимир Мономах потерпел поражение от пришлого русско-половецкого войска и бежали в Киев.

Пока Олег, Роман и Борис вкупе с половецкими ордами разоряли черниговскую землю, «многого зла створивши, прольяши кровь хрестьяньску», Изяслав, Всеволод и их сыновья Ярополк и Владимир Мономах, собрав «воя от мала до великА, поидоша к Чернигову», близ которого на Нежатиной ниве состоялась«сечл зла».

Исход этой кровопролитной битвы, произошедшей в октябре 1078 г., оказался плачевным для обеих сторон, поскольку в ней погибли и главный виновник этой битвы волынский князь Борис, и великий князь Изяслав, которого внезапно, уже по окончанию битвы, «удлри копьемъ за плечА» какой-то безымянный ратник из его же ближнего крута. Тем не менее, победа осталась за правой стороной, а Олег и Роман с малой дружиной, ели спасшись от погони, вновь бежал в Тмутаракань.

1078- 1093 — правление Великого киевского князя Всеволода Ярославича. По мнению многих историков (Б. Греков, Б. Рыбаков, А. Кузьмин, А. Сахаров), весь период правления этого Великого князя представлял собой фактический «дуумвират», поскольку его старший сын Владимир Мономах, вопреки старшинству, вновь перебрался на второй по значению черниговский стол, и во многом определял политический курс своего отца. Естественно такой передел власти вновь вызвал резкое неприятие их недругов, и в 1079 г. князь Роман, заключив очередной военный союз с половцами, предпринял еще один поход на Русь. Однако Великий князьВсеволод, выйдя навстречу неприятельскому войску к Переяславу, одарив половцев богатыми дарами, заключил с ними мирный договор и те подло убили князя Романа. Тем временем в самой Тмутаракани его брат Олег был схвачен византийскими агентами и отправлен в ссылку на далекий остров Родос, где провел несколько лет и вернулся в южный отцовский удел только в 1083 г. Однако вновь идти добывать отцовский престол в Чернигове он пока не рискнул и, тихо сидя в далекой Тмутаракани, мирно дожидался своего «звездного часа».

Период правления этого «дуумвирата» довольно слабо отражен в летописных статьях, но судя по «Поучению Владимира Мономаха», сохранившегося только в составе Лаврентьевского списка ПВЛ, именно в этот период старший сын Великого князя предпринял ряд крупных военных акций. В частности, речь идет о его походах против половецких орд (1080,1081) и вятичей (1082,1083), и междоусобных войнах с Всеславом Полоцким (1078,1092) и Ярополком Волынским (1084, 1086). Но, несмотря на столь солидный боевой опыт, после смерти своего отца, Владимир Мономах не стал претендовать на отцовский престол и, во избежание новой кровавой междоусобицы, передал его по старшинству двоюродному брату Святополку Изяславичу, который сидел неподалеку в Турове. Причем, ряд современных авторов (В. Кучкин, М. Свердлов) высказали предположение, что такая договоренность была достигнута еще при жизни Всеволода, для чегоСвятополк в 1088 г. и перебрался с новгородского стола в Туров, поближе к Киеву.

1093—1113 — правление Великого Киевского князя Святополка Изяславича. Узнав о перемене власти в Киеве, половецкий хан Тугоркан вторгся в пределы Руси и, направив к Великому князю своих послов, потребовал от него заключить новый мирный договор. Фактически речь шла о том, что ханские послы предложили Святополку откупиться от них, однако, не послушав влиятельных киевских бояр, он заточил ханских послов и решил идти походом против половцев. Но собрать под свои знамена внушительную рать ему не удалось, и тогда он обратился за поддержкой к Владимиру Мономаху. Как повествует летопись, умудренный черниговский князь убеждал своего кузена кончить дело миром и откупиться от половецкой орды. Но Святополк настоял на своем и, повинуясь воле старшего князя, Владимир Мономах и его младший брат князь Ростислав, сидевший в порубежном Переяславле, вышли вместе с ним навстречу половецкой орде к Треполю. Вмае 1093 г. на реке Стугне, «не ко тогда наводнидася ведми, высть врлнь люта», в которой русские дружины потерпели сокрушительное поражение во время беспорядочного бегства от половецкой конницы. Причем, многие ратники, в том числе и князь Ростислав, пали не на поле брани, а просто утонули в многоводной реке под тяжестью собственных доспехов. Оказавшись под угрозой полного разгрома и потери своего престола, виновник этой катастрофы князь Святополк вынужден был заключить с половцами новый мир, который по обычаю был скреплен династическим браком Великого князя на одной из ханских дочерей, имя которой источники не сохранили.

1094 — поход Олег Святославича на Русь. Вероятнее всего, узнав о разгроме русских дружин на Стугне, князь-изгой Олег, долго сидевший в далекой Тмутаракани, заключил с другой половецкой ордой союз и осадил Чернигов. Тамошний князь Владимир Мономах, не желая начинать новую распрю, добровольно вернулОлегу отцовский престол, а сам отъехал в Переяславль, на опустевший после гибели его младшего брата княжеский стол. Однако, как повествует летопись, даже после взятия Чернигова Олег не угомонил половецкую орду, а «ве во салгь поведелъ ил\ъ

Тема: воевлти» на черниговской земле, в результате чего «много хрестьянъ изъгувлено высть». Значительно позднее безымянный автор «Слова о Полку Игореве» назовет князя Олега Святославича «Гориславичем», вполне законно обвинив его в том, что именно он наводил половцев на Русь. Правда, как отметили многие историки (Б. Греков, Б. Рыбаков, А. Кузьмин, А. Сахаров), другие русские князья тоже частенько пользовали половецкие орды для решения своих политических задач, в том числе и сам Владимир Мономах. Это утверждение вполне соответствует истине, но за одной существенной поправкой: Владимир Мономахпользовал половцев только в ратном деле и не позволял им безнаказанно грабить русские земли после завершения военных походов, в которых они принимали участие наравне с русскими дружинами, а Олег, напротив, потрафлял им в грабеже русских земель.

1095    — половецкие орды ханов Итларя и Китана, нарушив мирный договор, вновь совершили набег на порубежный Переяславль и осадили его. Изначально Владимир Мономах думал порешить дело миром и принял половецкое посольство во главе с ханом Итларем на своем княжом дворе. Однако, вскоре, повинуясь веским аргументам своих воевод и великокняжеского посла, что половцы никогда не блюдут мирных договоров и «кровь хрестьяньску продивАЮть веспрестАни», он изменил прежнее решение. В ту же ночь русские ратники перебили весь половецкий стан во главе с ханом Киганом, а затем расстреляли из луков половецкое посольство во главе с ханом Итларем. После этих событий объединенная русская рать во главе со Святополком и Владимиром Мономахом совершила удачный поход на половецкие вежи (зимовья) и привела оттуда богатую добычу, «подониша скоты, и кони, и в ель б дуды, и челядь».

1096    — князья Святополк и Владимир Мономах обратились к князю Олегу с предложением приехать на княжеский съезд в Киев и «учинить порядъ о Руской земьле». Однако горделивый черниговский князь, «не восхоте ити къ вратома своима, посдушАвт> злыхъ светниковъ», и тогда союзные князья, обвинивОлега в том, что он «помогати хощеши поганымъ», вышли в поход на Чернигов. Узнав о приближении двоюродных братьев, Олег поспешно бежал в Стародуб, который вскоре осадили Святополк и Владимир Мономах. Однако после месячной осады, под давлением изнемогших от осады горожан, Олег вынужден был сдаться на милость победителей и целовать крест, что прибудет на княжеский съезд в Киев, а пока отъедет в Смоленск под присмотр своего брата Давыда, сидевшего на тамошнем столе.

Тем временем две новых половецких орды ханов Тугоркана и Боняка вторглись в южные пределы Руси и устремились на Киев и Переяславль, поэтому Святополк и Владимир Мономах срочно вернулись восвояси боронить свои веси и города. Между тем князь Олег, преступив клятву на кресте, затеял новую усобицу и ушел из Смоленска в Муром и Рязань, которые когда-то были отчиной его отца. Здесь под Муромом, на реке Калокша, между ним и его племянником Изяславом Владимировичем, который, кстати, был его крестником, «бысть врАнь люта», в которой юный князь трагически погиб. Одержав победу, Олег вскоре захватилМуром, Рязань, Ростов и Суздаль, где «посожа посадники по горододгь и дани поча Брлти». Узнав о произошедшей трагедии, Владимир Мономах, презрев свое личное горе, связанное с гибелью сына («много ворешися сердц-иъ и одолевши душе сердцю моему»), направил Олегу личное послание, в котором предложил ему «Русьски земли не погуви», порешить все миром. Однако князь Олег отверг этот призыв мудрого христианина и начал готовиться к походу на Новгород, где сидел его племянник князь Мстислав Владимирович. Тогда на черниговского князя поднялся весь Мо-номахов род и в битве при Муроме Мстислав иВячеслав Владимировичи разбили черниговского князя, который попросил о пощаде и поклялся на кресте, «овещася тако створити», прибыть на княжеский съезд для решения всех общерусских дел.

1097 — Любеческий съезд русских князей. На этот самый знаменитый съезд правящих русских князей «на строенье мирл» прибыли все старшие внуки Ярослава Мудрого: Великий киевский князь Святополк Изяславич, переяславский князь Владимир Всеволодович Мономах, волынский князь Давыд Игоревич,черниговские князья Олег Святославич и Давыд Святославич и их племянник князь-изгой Васильки Ростиславич. На этом съезде было решено, что ради спасения русской земли и единения сил в борьбе с половцами, всем князьям надо быть «въ едино сердце», «не переступлть предела ерлтня» и установить, что «кождо держить очьчину свою». В соответствие с этим принципом было решено, что все русские князья правят исключительно в тех землях, где сидели на столах их отцы, а великокняжеский престол занимается строго по старшинству. В результате достигнутых договоренностей, как всегда скрепленных клятвой на кресте, Святополкостался на престоле в Киеве, Владимир Мономах — в Переяславле, Олег и Давыд Святославичи — в Чернигове, Давьщ Игоревич — во Владимире-Волынском, а родные братья Володарь и Василько Ростиславичи получили столы в волынских городах Перемышле и Теребовле.

В исторической литературе до сих пор существуют совершенно разные оценки итогов этого съезда. Одни историки (П. Толочко, И. Фроянов, А. Дворниченко) не придают его решениям судьбоносного значения, поскольку полагают, что этот съезд: 1) разделил не сами земли, а только власть над ними и 2) де-юре закрепил лишь только то, что уже давно было реальностью, а именно существование отдельных городов-государств. Другие авторы (М. Свердлов, А. Сахаров, Д. Боровков) считают, что этот съезд, напротив, был пронизан идеей сохранения единства всей русской земли, поскольку не внес ничего принципиально нового в ту систему власти, которая сложилась при Ярославе Мудром. Еще одни авторы (А. Кузьмин, Г. Артамонов) полагают, что единственным реальным результатом этого съезда стало юридическое закрепление принцип майората, т.е. передачи власти строго по старшинству, контуры которого были обозначены еще в «Завещании Ярослава Мудрого».Наконец, четвертая группа авторов (Б. Греков, М. Тихомиров, К. Базилевич) утверждала, что именно этот съезд юридически оформил основной принцип феодальной раздробленности и стал катализатором политического распада единой Руси на удельные княжества.

Установленный на Любеческом съезде мир оказался на редкость недолговечным. Вскоре после его окончания Великий князь Святополк и волынский князь Давыд, преступив клятву на кресте, совершили неслыханный акт вероломства. Заманив князя Василька Ростиславича на молебен в Киев, они схватили его и вывезли вБелгород, где он был ослеплен. Ряд историков (В. Василевский, И. Будовниц) утверждали, что за этим страшным преступлением стояли коварные византийцы, однако их оппоненты (П. Толочко) резонно полагают, что византийской изощренностью в расправах и казнях русские князья давно и успешно овладели сами. Весной 1098 г., когда весть об этом жутком злодеянии разошлась по всей Руси, Владимир Мономах и черниговские князья, сговорившись на Городецком съезде,

Тема: пошли походом на Киев, силой заставили Великого князя Святополка примкнуть к их коалиции и вместе двинулись походом на Волынь. Однако до нового кровопролития дело не дошло, поскольку князь Давыд, покаялся в своем злодеянии и, отпустив ослепленного им Василька, «створяше с нимъ миръ». Но вскоре на Волыни и в Галиции началась новая междоусобная вражда, в ходе которой Воло-дарь и Василько Ростиславичи захватили все волынские города и изгнали Давыда с отцовского стола, а сам он бежал «в ляхи».

1100    — Витичевский съезд русских князей. Этот княжеский съезд стал прямым следствием последней княжеской усобицы, на котором Святополк, Владимир, Давыд и Олег, «створишл миръ межи совою», решили отнять у Давыда волынский престол и передать его Володарю и Васильку Ростиславичам, за то, что он«уверг еси ножь в ны, егоже ие выло в Русьской земли». Взамен волынский князь получил от Великого князя Святополка заштатный городок Дорогобуж, а от других князей — откупную виру в размере 400 гривен. При этом Володарь и Василек получили в управление только Перемылил», а волынским князем стал старший сын Святополка Ярослав.

В том же году состоялся Золотеченский съезд русских князей, на котором Владимир Мономах выступил с идеей совершить масштабный поход в сами половецкие вежи с тем, чтобы положить конец бесконечным набегам половцев на Русь. Однако этот поход не состоялся, поскольку половцы, узнав о намереньях русских князей, сами запросили мира.

1101    — Саковский съезд русских князей и половецких ханов. На этом съезде, созванном по обоюдной договоренности, русские князья и половецкие ханы «створи-шд миръ». Но вскоре стало очевидно, что этот мир стал лишь хитроумной уловкой степняков, поскольку уже в 1102 г. хан приднепровской половецкой ордыБоняк, подло преступив этот договор, вторгся в пределы Руси и совершенно безнаказанно пограбил земли южнорусских княжеств.

1103 — Долобский съезд русских князей и битва на реке Сутень. На сей раз участниками нового княжеского съезда стали только два самых влиятельных правителя Древней Руси — Великий князь Святополк и князь Владимир Мономах, впервые прибывшие на него в сопровождении своих дружин. В ходе состоявшегося диалога были приняты два важных решения: 1) упредить очередной набег половецких орд и организовать вглубь Половецкой степи крупномасштабный поход объединенных русских дружин и 2) начать этот поход не летом, а ранней весной, чтобы застать половецкие вежи врасплох. Практически сразу после этого решения объединенная русская рать под началом Святополка Киевского, Владимира Мономаха, Давыда Черниговского, Мстислава Смоленского, Давыда Полоцкого и Вячеслава Брестского совершила грандиозный поход в Половецкую степь и дошла до половецких веж на берегу Азовского моря. Именно здесь, на рекеСутень в апреле 1103 г. состоялось грандиозное сражение, которое завершилось катастрофой для половцев. Как повествует летописец, при виде огромного русского войска половцы остолбенели, ибо «стрлхъ нАплде на ня и трепетъ от лица русьскыхъ вой», а «русь же с весельемъ на конехъ и пеши потекошл к нилгъ». В результате этой стремительной атаки враг дрогнул и «повегошА передъ рускыми князьями, наши же погнаша секуще я, и створи Бог въ тот’ь день поведу велику». В результате этого сражения погибли два десятка половецких ханов, в том числе Вельдуза, Урусова, Китанопа, Куман, Асуп, Курток и другие, а русские князья«приидошл в Русь с полономъ великымъ, и съ славою, и съ поБбдою великою». После этой катастрофы половцы несколько лет не тревожили русские рубежи, однако в 1107 г. половецкие орды ханов Боняка и Шарукана вновь напали на порубежные города. В этой ситуации Святополк, Владимир Мономах и другие русские князья быстро организовали им достойный отпор и разгромили их на реке Хорол. В 1109—1100 г. русским князьям вновь пришлось отбивать набеги половцев на порубежные земли, поэтому вскоре Владимир Мономах вновь предложил организовать новый общерусский поход на половецкие вежи.

1111 — Общерусский «крестовый» поход против половцев. В ходе этого похода, который в современной историографии (В. Каргалов, А. Сахаров) по аналогии с европейскими походами на Восток, принято называть «крестовым», русская рать во главе со Святополком Киевским, Владимиром Мономахом, Давыдом Черниговским и их сыновьями добралась до низовий Северского Донца, где находились основные кочевья самой крупной половецкой орды хана Шарукана и нанесла ей такое сокрушительное поражение в битве на реке Сальнице, от которого донские половцы не могли оправиться в течение ближайших двадцати лет. Неслучайно русский летописец, писавший об этой битве буквально по горячим следам, утверждал, что «крлнь бысть люта межи ими, и изБЬбни вышл НН0ПЛ6М6ННИЦ6 многое множество,

И ВЗЯША ПОЛОНА МНОГО».

Кстати, крупнейший специалист по истории древних кочевых народов профессор С.А. Плетнева вполне убедительно доказала, что вскоре после этого события большинство половецких кочевий переместились за тысячу километров от южных границ Руси, после чего отношения половцев с русскими князьями стали носить более спокойный, а в отдельные периоды даже дружественный характер. Вместе с тем, как отметил профессор А.Г. Кузьмин, не надо забывать и то, что сами половцы отнюдь не представляли собой единого образования и во внутренних усобицах частенько прибегали к услугам русских князей. Неслучайно и Владимир Мономах, иОлег Черниговский женили своих сыновей — Юрия Долгорукого и Святослава на дочерях хана Аепы, который был их давним союзником.

в) Правление Владимира Мономаха и Мстислава Великого (1113-1132)

1113 — смерть Великого киевского князя Святополка и восстание в Киеве. В апреле

1113 г. Великий князь Святополк скоропостижно скончался, что послужило поводом для нового мощного восстания в Киеве. Традиционный взгляд на это событие, представленный в работах многих советских историков (Б. Греков, Б. Рыбаков,

В. Мавродин), состоит в том, что смерть этого крайне непопулярного киевского князя, который был весьма корыстолюбив и скуп, стала детонатором мощного антифеодального протеста, в ходе которого были разграблены дворы тысяцкого Путяты и богатых евреев-ростовщиков, которым Святополк отдал на откуп торговлю всей солью и не чинил никаких преград в их финансовых аферах и махинациях. Однако в реальности все обстояло не так просто, как кажется на первый взгляд. Действительно покойный князь был очень не разборчив в выборе своих финансовых агентов и имел особый интерес к богатой общине еврейских (хазарских) купцов и ростовщиков, которые частенько снабжали его деньгами. Однако, как считают ряд историков (И. Фроянов, А. Кузьмин, А. Сахаров), погром еврейского квартала в Киеве стал лишь зримым проявлением острой борьбы за власть между сыном покойного князя Ярославом, сидевшем в Турове, Владимиром Мономахом,

Тема: который правил в Переяславле, и Олегом, княжившим в Чернигове. Между тем, после смерти Святополка, ситуация с престолонаследием оказалась на редкость запутанной, поскольку законные права на великокняжеский престол одновременно были и у старейшего по возрасту черниговского князя, и у самого младшего по возрасту туровского князя. Однако, как известно, князь Олег был самым тесным образом связан с еврейскими общинами в разных русских городах, которые в свою очередь имели очень тесные контакты с богатой хазарской общиной в Тмутаракани, где он правил больше десяти лет. Поэтому, когда тысяцкий Путята, так же тесно связанный с еврейской киевской общиной стал активно агитировать за князя Олега, здесь и начался тот самый бунт, который потряс весь Киев и его окрестности. Именно поэтому по призыву митрополита Никифора у Софийского собора было срочно созвано городское вече, которое и решило призвать на великокняжеский престол Владимира Мономаха.

1113-1125 — правление Великого киевского князя Владимира Мономаха. По известному летописному свидетельству Владимир Мономах родился в 1053 г. в Переяславле, где тогда княжил его отец Всеволод Ярославич. Матерью младенца стала дочь византийского императора Константина Мономаха, от которого он и унаследовал свое знаменитое прозвище. С юных лет молодой княжич был опорой своего отца во всех государственных и ратных делах, а в последние годы жизни стал фактическим соправителем Великого князя. Однако сразу после смерти отца Владимир Мономах не стал претендовать на великокняжеский престол и уступил его по старшинству князю Святополку. Причины такого странного поведения одного из самых могущественных и авторитетных русских князей до сих пор будоражат умы историков. Одни из них (А. Орлов, А. Кузьмин, А. Сахаров) считают, что Владимир Мономах вполне осознанно пошел на этот шаг с тем, чтобы не спровоцировать новую княжескую усобицу. Однако другие авторы (В. Кучкин, М. Свердлов) утверждают, что Владимир Мономах лишь в точности исполнил ту давнюю договоренность, которая была достигнута между его отцом и племянником за несколько лет до кончины Великого князя.

Как предполагают ряд историков (А. Орлов, А. Кузьмин, А. Сахаров), после скоропостижной смерти Святополка и восстания киевлян Владимир Мономах отнюдь не стремился занять великокняжеский престол и был готов уступить его Святополку Черниговскому, который так же был старше своего брата. Однако сами киевляне, прежде всего, весь церковный клир и бояре, буквально упросили Владимира Мономаха принять великокняжеский венец, заявив ему, что «дще не поидеши, то веси яко много зло уздвигнется». Вместе с тем, не надо забывать, что две последние редакции ПВЛ, создавались именно при Владимире Мономахе,поэтому вполне возможно, что летописная версия его призвания на великокняжеский престол была сознательно подправлена летописцем, и в реальности дело обстояло не совсем так.

Как бы то ни было, но сразу по прибытии в Киев в сопровождении своей дружины Владимир Мономах быстро успокоил киевлян и издал ряд княжеских уставов, ставших составной (третьей) частью «Русской Правды», которую в историографии принято называть «Устав Владимира Мономаха». Из новых статейПространной редакции «Русской Правды» принципиальное значение имел «Устав о резах», который существенно ограничил произвол ростовщиков, которыми традиционно были только иудеи. Дело в том, что ростовщичество было вне закона во всех христианских церквах, но оно не только разрешалось, но даже поощрялось в иудаизме, потому это богопротивное для всех христиан «ремесло» являлась исключительной монополией иудейских общин во всех городах Руси, Европы и Ближнего Востока. Другой «Устав о закупах и холопах» стал первой ласточкой, который ограничил «холопство по ключу», т.е. холопство тиунов, ключников и огнищан, которые теперь могли поступать в обельные (полные) холопы только по ряду-договору, заключенному со своим господином.

Став Великим киевским князем в уже очень почтенном возрасте, Владимир Мономах не только занимался внутренним устройством государства, но не забывал и о ратном деле. В 1113 г. вместе со своими сыновьями Мстиславом и Ярополком он отразил половецкое нашествие на Выри. Затем, в 1116 г., он лично возглавил новый поход русских дружин в половецкие вежи, а затем водил рать против мятежного минского князя Глеба, захватившего Смоленск. В 1118 г. ему пришлось подавлять мятеж волынского князя Ярослава, но вскоре старые раны и очень преклонный возраст стали брать свое. Поэтому в том же году Владимир Мономах перевел из Новгорода в Белгород, поближе к Киеву, своего старшего сына Мстислава, а новгородский стол передал его сыну и своему внуку Всеволоду.

По мнению большинства авторитетных историков (Б. Греков, А. Орлов, Б. Рыбаков, М. Тихомиров, А. Кузьмин, М. Свердлов, А. Сахаров), авторитет и влияние Владимира Мономаха во всех русских были настолько велики, что можно вполне определенно говорить о ренессансе Древней Руси, которая именно в те годы была сильна как никогда. К моменту кончины Владимира Мономаха, которая произошла в мае 1125 г., все его сыновья и старшие внуки сидели в большинстве русских волостей: старший сын Мстислав неотлучно находился с отцом в Киеве, другой сын Ярополк правил в Переяславле, третий сын Вячеслав княжил вСмоленске, четвертый сын Юрий сидел в Ростове, пятый сын Андрей правил во Владимире-Волынском и, наконец, старший внук Всеволод управлял Новгородом. Фактически вне формального контроля Мономашичей были только раздробленные земли Полоцкого княжества, где сидели потомки Всеслава, и Чернигов, Муром и Рязань, где сидели потомки Олега Черниговского, которые традиционно были основными конкурентами Мономашичей в борьбе за власть.

1125-1132 — правление Великого Киевского князя Мстислава Великого. Этот последний правитель единой Руси, по праву заслуживший свое прозвище, был старшим сыном Владимира Мономаха, который появился на свет в 1076 г. от его первой супруги, английской принцессы Гиты. Будучи еще отроком, в 1086 г. он был посажен своим дедом Всеволодом на княжение в Новгород, где правил больше тридцати лет. Причем, в качестве новгородского князя, которого горделивые новгородцы «ускормили есл\ы соке», он заслужил всеобщее уважение и тамошней боярской верхушки, и церковного клира, и простых горожан, о чем красноречиво говорит следующий факт. В 1102 г. Великий киевский князь Святополк вознамерился посадить на престижный новгородский стол своего старшего сына Ярослава, однако новгородцы резко воспротивились этой затеи и с явным вызовом заявили ему: «не Хощелгь Святополка, ни сына его, Аще ли две голове иметь сынт> твои, то поели и».

В 1118 г. одряхлевший Владимир Мономах вынужден был отозвать своего сына из Новгорода и посадить рядом с собой в Белгород, рассчитывая именно ему передать великокняжеский престол. Поэтому после смерти отца Мстислав, вопреки старшинству, сел править в Киеве, при этом никто из русских князей, в том числе его дядька черниговский князь Ярослав, имевший все законные права на велико-

Тема: княжеский престол, даже не помышляли перечить ему. Все годы своего правления Мстислав Великий жестко охранял целостность Русской земли и пресекал любые попытки сепаратизма, в том числе со стороны давнишних «киевских антагонистов» полоцких князей. В частности, в 1127-1129 гг. в назидание другим князьям, Мстислав совершил два больших похода в земли Полоцкого княжества, в результате которых захватил, а затем выслал в Византию всех сыновей покойного Всеслава и посадил на полоцкий стол своего второго сына Изяслава. Однако век Мстислава на великокняжеском престоле оказался слишком мал и в апреле 1132 г. он скончался, передав великокняжеский престол младшему брату Ярополку.

г) Распад Древней Руси (1132-1154)

1132-1139 — правление Великого киевского князя Ярополка. Весь период правления этого киевского князя хронологически совпал с новой княжеской усобицей, в которой самое активное участие приняли четыре сына и два внука Владимира Мономаха. Причем, на сей раз яблоком раздора между ними стало их родовое гнездо — город Переяславль, где поочередно на престоле побывали и Вячеслав Владимирович (1134), и Юрий Владимирович (1135), и Андрей Владимирович (1135-1141), и их племянники, сыновья покойного князя Мстислава Великого, — Всеволод (1132) и Изяслав (1133). Пытаясь каким-то образом остановить эту усобицу, князь Ярополк созвал новый княжеский съезд, где говорил своим братьям: «ныне съ горестию вижу, как вы, неправо преступАя злветъ отеческъ и забыв’ъ кдлгодеяние отеческое стАрейшего врАтл нлшего Мстислава, детей его овидете и оныл\ врАтоненАвисти приклАд подлете». Однако все увещевания Великого князя не увенчались успехом и уже в 1134 г. вспыхнула новая усобица между ростово-суздальским князем Юрием Долгоруким и его племянниками — новгородским князем Всеволодом и князем-изгоем Изяславом, силой лишенного отцовского престола в Переяславле.

Воспользовавшись новой распрей Мономашичей, черниговский князь Всеволод (1127-1139), заключив военный союз с половецкой ордой, попытался захватить великокняжеский престол, однако эта очередная авантюра окончилась безрезультатно, поскольку все потомки Мономаха, оказавшись перед реальной угрозой потери великокняжеского стола, сплотились в борьбе против общего врага. В 1135 г. в битве на реке Сулой они разгромили черниговского князя и он, засев в своем родовом гнезде, стал тихо дожидаться лучших времен.

1139-1146 — Правление Великого киевского князя Всеволода. После смерти Ярополка великокняжеский престол наследовал его младший брат Вячеслав, но в том же году Всеволод Черниговский изгнал его из Киева и утвердился на великокняжеском престоле. Однако все годы своего недолгого правления ему пришлось вести изнурительные войны, сначала с ростово-суздальским князем Юрием Долгоруким (1142-1143), а затем с галицким князем Владимиром и польским князем Владиславом II (1144-1146). Кроме того, весь период своего правления он был явно озабочен и проблемой своего преемника на киевском престоле. Дважды ему пришлось собирать княжеские съезды, где он пытался навязать в качестве такого претендента кандидатуру младшего брата Игоря, однако договориться по этому вопросу ему не удалось ни с самими русскими князьями, ни с киевскими боярами.

Тем не менее, сразу после смерти старшего брата именно Игорь занял великокняжеский престол. Однако сразу после его восшествия на заветный стол в Киеве вспыхнуло новое восстание «меньших людей». Эти странные события давно привлекают внимание историков (Б. Грекова, М. Тихомирова, Б. Рыбакова, А. Кузьмина, П. Толочко, И. Фроянова), поскольку именно они дает большой простор для обсуждения ключевых проблем, характера и форм политической и социальной борьбы в Древней Руси. При этом разные трактовки этих событий были связаны с различными деталями тех событий, отраженных в самих летописных сводах. Так, Ипатьевская летопись утверждала, что восшествие Игоря на великокняжеский престол стало итогом его закулисных переговоров с влиятельной киевской верхушкой. А Иакимовская летопись, которая сохранилась только в «известиях» В.Н. Татищева, говорит о том, что решающую роль в его возведении на киевский престол сыграло киевское городское вече, которому новоявленный князь клятвенно обещал отстранить от власти двух самых влиятельных княжеских тиунов Ратшу и Тудора, доставшихся ему в наследство от покойного брата. Но как бы то ни было, совершенно очевидно, что в этот период и в самом Киеве, и в других русских городах основными участниками политического процесса были три влиятельных силы: 1) «Власть» в лице князя и его дружины, которая очень слабо была связана с теми городами, в которых она правила, поскольку княжеские перемещение с престола на престол были обычной практикой тех лет; 2) управленческая верхушка«Земли», которая пыталась приватизировать традиционные выборные должности вечевого управления, в том числе должность тысяцкого, и 3) вечевые низы «Земли», основу которых составляли смерды и ремесленники, составлявшие костяк городского ополчения («посохи»), на которые традиционно опирались и сами князья, и их бояре во время ведения крупномасштабных боевых действий.

В самый разгар народного восстания киевская знать, которая традиционно ненавидела черниговских князей, направила в Переяславль к сыну Мстислава Великого своих ходоков с просьбой вернуться на отцовский престол: «поиди кияже, хочемъ теке, и сдышдвъ же се Изясдавъ сжддиси и поиде с дружиною своею». Вавгусте 1146 г. близ Киева состоялась битва между дружинами Игоря и Изяслава, в разгар которой киевские ратники предали нелюбимого ими князя, и перешли на сторону противника. Князь Игорь позорно бежал в окрестные болота, а Изяслав торжественно въехал в Киев. Правда, вскоре беглеца вытащили из болот и привезли в Киев, где он принял монашеский постриг и стал схимником Киевского Феодоровского монастыря. Однако уже в 1147 г. киевляне вновь подняли мятеж и жестоко убили ненавистного им черниговского князя, мстя ему за «грехи и неправды» покойного брата.

1146—1154 — правление Великого киевского князя Изяслава. Весь период своего правления он всячески пытался поднять свой авторитет, для чего инициировал избрание на митрополичий престол известного русского клирика Климента Смоля-тича, кандидатуру которого не утвердил Константинопольский патриархат.Однако по большей части ему так же пришлось вести изнурительную и тяжелую войну с коалицией ростово-суздальского князя Юрия, черниговского князя Святослава и галицкого князя Владимира. Причем, дважды соперники изгоняли его с киевского стола, который по старшинству занимал его дядька Юрий Долгорукий (1149—1151). Однако в конце своей жизни, заключив союз с другим своим дядькой, князем Вячеславом, ему все же удалось разбить коалицию союзных князей и вернуться на отцовский престол, но уже через три года Изяслав внезапно умер.

Сам же процесс распада Руси на отдельные суверенные земли историки датируют по-разному. Но по данным современного российского историка профессора

A. А. Горского, который посвятил этой теме рад довольно интересных и новаторских работ, первыми суверенными «землями» Древней Руси, в порядке их упоминания в разных летописных сводах, стали Полоцкая земля (1128), Новгородская земля (1138), Черниговская земля (1142), Суздальская земля (1148), Галицкая земля (1152)и Волынская земля (1174). Причем, практически в каждом из этих суверенных государств не только сложились местные княжеские династии, но и сформировались разные формы государственного устройства, которые существенно отличались друг от друга. Затем процесс суверенизации русских земель охватил и другие волости Древней Руси, в результате чего на ее политической карте появились Смоленская земля (1190), Рязанская земля (1234), Пинская земля (1248) и Муромская земля (1257).

При этом следует отметить, что если одни историки (М. Погодин, Б. Рыбаков,

B.    Седов) полагали, что эти суверенные «земли» практически совпадали с территориями старых «племенных княжений», то их оппоненты (А. Пресняков, А. Насонов, А. Горский) отрицали этот факт и считали, что формирование «удельных» княжеств шло на базе территориальных волостей, сложившихся уже в самой Киевской Руси.

 


Категория: История | Добавил: Админ (27.07.2016)
Просмотров: | Рейтинг: 0.0/0


Другие задачи:
Всего комментариев: 0
avatar