Тема №7028 Личность Павла I: необходимые пояснения
Поиск задачи:

Рассмотрим тему Личность Павла I: необходимые пояснения из предмета История и все вопросы которые связанны с ней. Из представленного текста вы познакомитесь с Личность Павла I: необходимые пояснения, узнаете ключевые особенности и основные понятия.

Уважаемые посетители сайта, если вы не согласны с той информацией которая представлена на данной странице или считаете ее не правильной, не стоит попросту тратить свое время на написание негативных высказываний, вы можете помочь друг другу, для этого присылайте в комментарии свое "правильное" решение и мы его скорее всего опубликуем.

Личность Павла I: необходимые пояснения

По иронии судьбы новый русский император Павел I родился в сентябре 1754 г. в Летнем дворце Елизаветы Петровны, который впоследствии по его же личному приказу был снесен, а на его месте возведен знаменитый Михайловский замок, в котором он и был убит в марте 1801 г.

Несмотря на очевидное внешнее сходство со своим отцом Петром III, при императорском дворе упорно ходили слухи, что настоящим родителем Павла был первый екатерининский фаворит, камергер великого князя граф Сергей Васильевич Салтыков — знаменитый светский красавец, сердцеед и ловелас. Первым воспитателем Павла стал близкий к графу П.И. Шувалову церемониймейстер Высочайшего двора бригадир Ф.Д. Бехтеев, одержимый духом воинских уставов, четких приказаний и жесткой дисциплиной, сравнимой с самой настоящей муштрой. Однако уже в 1760 г. Елизавета Петровна, назначила нового наставника, которым стал известный русский дипломат, граф Никита Иванович Панин, известный своими либеральными воззрениями. Именно благодаря новому наставнику, наследник русского престола получил блестящее образование, в совершенстве овладел латынью, русским, французским и немецким языками, пристрастился к чтению, неплохо разбирался в математике, однако он так и не воспринял от наставника-масона и тени преклонения перед идеями французских просветителей, которыми его постоянно пичкал граф Н.И. Панин. Более того, как бы в пику своему наставнику, цесаревич очень рано пристрастился к военному ремеслу и посвящал ему большую часть своего свободного времени, вплоть до восшествия на престол.

После завершения учебы, в 1773 г. Павел женился на Вильгельмине Гессен-Дармштадтской, ставшей в православии Натальей Алексеевной. Однако через два она умерла при родах и в том же году ему подобрали новую невесту — Софию-Доротею Вюртембергскую, которую после перехода в православие стали величатьМарией Федоровной. Причем, что интересно, встречу будущих супругов организовал сам прусский король Фридрих Великий, который всю жизнь будет для Павла I непререкаемым авторитетом.

Личные отношения между Павлом и Екатериной II на протяжения всех лет ее правления были более чем прохладными. По свидетельству ряда современников (Ф. Ростопчин, Г. Гейкинг), сын никак не мог простить своей матери убийства собственного отца и узурпацию трона, а мать не могла смириться с тем, что будущий наследник российского престола очень уж напоминал своим характером, привычками и поведением присной памяти почившего супруга. Хотя, известно, что первоначально Павел воспитывался именно как наследник русского престола, однако чем Старше становился он, тем дальше его держали от государственных дел. По информации историков окончательный разрыв между Павлом и Екатериной наступил в мае 1783 г., когда императрица впервые пригласила сына для обсуждения ряда внешнеполитических проблем связанных с крымским и польским вопросами, где он высказал отличную от всех вельмож собственную точку зрения.

Именно поэтому, как установили многие историки (Н. Павленко, А. Каменский), еще в 1787 г. Екатерина II решила передать престол своему старшему внуку Александру и ознакомила с этим планом ряд высших сановников империи, в том числе главу внешнеполитического ведомства, вице-канцлера графа Александра Андреевича Безбородко и своего последнего фаворита графа Платона Александровича Зубова.

Затем, престарелая императрица неоднократно возвращалась к этому вопросу, пока, наконец, в сентябре 1796 г. она не приступила к подготовке специального Манифеста, но неожиданная смерть помешала ей довести начатое дело до конца.

В начале ноября 1796 г. Екатерина II скончалась, и новым российским императором стал Павел I (1796-1801), вместе с которым к управлению империей пришла и новая плеяда русских вельмож и фаворитов. Среди этих персон особым расположением нового монарха пользовались его бывший брадобрей, ставший императорским гардеробмейстером, граф Иван Павлович Кутайсов, новоиспеченный столичный комендант граф Алексей Андреевич Аракчеев, его флигель-адъютант граф Федор Васильевич Ростопчин, и друзья его юношеских лет, два родных брата, князь Александр Борисович Куракин и князь Алексей Борисович Куракин, первый из которых стал вице-канцлером, а второй получил ключевую должность генерал-прокурора Сената. Хотя при этом, ряд видных екатерининских вельмож не только сохранили, но даже упрочили свое положение при императорском дворе, как например, Александр Андреевич Безбородко, который был пожалован княжеским титулом и удостоен высшего штатского чина — канцлера Российской империи. Причем, ряд современных авторов (Ю. Сорокин, А. Толочко, О. Хоруженко) предполагают, что новый фавор главы внешнеполитического ведомства был связан именно с тем, что он лично уничтожил завещаниеЕкатерины И, в котором содержался вышеупомянутый Манифест о передаче русского престола старшему внуку Александру.

Вообще следует сказать, что Павел I, будучи человеком непредсказуемым и переменчивым в своих симпатиях, и не обладая опытом государственного управления, очень часто делал крупные ошибки в кадровой политике, что крайне негативно сказывалось на работе всего государственного аппарата. Достаточно сказать, что за период его столь короткого правления на ключевой должности генерал-прокурора Сената побывали аж четыре человека: А.Б. Куракин, П.В. Лопухин, А.А. Беклешов и П.Х. Обольянинов. Впрочем, нельзя сбрасывать со счетов и постоянную борьбу у трона двух влиятельных придворных группировок, которые по информации историков (М. Лонгинов, М. Сафонов), возглавляли императрица Мария Федоровна и граф Ф.В. Ростопчин.

Четырехлетняя история павловского царствования, безусловно, заслуживает отдельного внимания, поскольку его короткое правление, существенно отличалось от многолетнего правления его великой матери Екатерины И. По мнению многих историков (Н. Шильдер, В. Ключевский), Павел I, вступив на российский престол уже вполне сложившимся взрослым человеком, был совершенно не подготовлен к управлению огромной империей, а многие его поступки были просто непредсказуемы и зачастую лишены элементарной человеческой логики. Правительственная политика, проводимая им, вполне соответствовала личности самого императора — человека капризного, деспотичного, очень переменчивого в своих личных симпатиях и антипатиях, легко поддающегося необузданному гневу и столь же легко менявшего гнев на милость.

Все эти, мягко говоря, своеобразные черты характера нового российского самодержца со всей очевидностью проявились еще в ранние годы, когда, будучи наследником российского престола, он находился под опекой своего знаменитого воспитателя, графа Н.И. Панина. Но в еще большей степени эти «странные» черты его характера обострились, когда он подрос и пристрастился к двум вещам, поглощавшим всю его неуемную энергию: чрезмерному питию и муштре* Последняя страсть всецело овладела им, когда в 1783 г. собственная мать подарила ему Гатчинскую мызу, где с утра до вечера проводились вахт и плац-парады, разводы караулов, экзекуции, маневры и т.д.

Правда, следует отметить тот показательный факт, что эти личные характеристики Павла содержаться только в мемуарах и трудах политических противников будущего императора, в частности его воспитателя-либерала графа Н.И. Панина, российского посла при английском дворе графа С.Р. Воронцова, британского посола при русском дворе лорда Ч. Уитворта, а так же первого историографа Н.М. Карамзина, получившего свой высокий пост от отцеубийцы Александра I.

Между тем, все, что касалось морально-нравственных устоев Павла I, то по свидетельству ряда современников, они были непоколебимы: он боготворил дисциплину и порядок, стремился быть справедливым и блюсти законность, был безупречно честен и привержен строгим нормам морали. Неслучайно целый ряд историков (Н. Эйдельман, Ю. Соловьев, М. Сафонов) говорили и писали, что определяющей чертой его личности и даже идейных воззрений было рыцарское понятие о чести. Кстати, этот «рыцарский кодекс чести» прекрасно вписывался в саму идею обожествления самодержавной власти и придания ей ореола особой чистоты, святости и непогрешимости, которые всячески пропагандировал и насаждал сам будущий император.

В отечественной исторической науке до сих пор продолжается спор о побудительных мотивах, которыми руководствовался Павел I при проведении своей внутренней политики. Например, В.О. Ключевский считал, что вся деятельность Павла носила «не столько политический, сколько патологаческий характер».Барон Н.К. Шильдер, автор первой научной биографии Павла I, полагал, что буквально все мероприятия павловского правительства были случайными, бесцельными и даже вредными для государственных интересов России. При этом практически все русские историки считали, что главным побудительным мотивом поведения Павла I было желание противопоставить себя матери, переиначить все сделанное Екатериной и править наперекор заложенных ею традиций государственного управления.

В советской исторической науке (С. Окунь, Ю. Сорокин, Н. Павленко) основной акцент тоже делался на анализе личных качеств и черт характера нового российского монарха. Но при этом считалось, что главными побудительными мотивами деятельности Павла были мания страха и мания величия. Хотя в целом, будучи нацелены на выявление классовой сущности политики Павла I, советские историки все время утверждали, что самими обстоятельствами он был принужден проводить туже имперскую и продворянскую политику, что и все его предшественники на российском престоле, в том числе ненавистная ему мать.

Однако в годы «горбачевской перестройки» и в постсоветский период ряд современных авторов (В. Томсинов, А. Терещук, С. Постников) попытались отойти от прежних, крайне негативных оценок не только его личности, но и деяний, и найти в его поступках и решениях разумное, рациональное зерно. Более того, наметилась явная тенденция обожествить образ благородного рыцаря-монарха, «русского Гамлета и Дон Кихота», ставшего невинной жертвой русских политических масонов и англичан (А. Песков).

 
 

Категория: История | Добавил: Админ (27.07.2016)
Просмотров: | Рейтинг: 0.0/0


Другие задачи:
Всего комментариев: 0
avatar