Тема №6951 Монголо-татарское нашествие на Русь и в Западную Европу (1237-1241 гг.)
Поиск задачи:

Рассмотрим тему Монголо-татарское нашествие на Русь и в Западную Европу (1237-1241 гг.) из предмета История и все вопросы которые связанны с ней. Из представленного текста вы познакомитесь с Монголо-татарское нашествие на Русь и в Западную Европу (1237-1241 гг.), узнаете ключевые особенности и основные понятия.

Уважаемые посетители сайта, если вы не согласны с той информацией которая представлена на данной странице или считаете ее не правильной, не стоит попросту тратить свое время на написание негативных высказываний, вы можете помочь друг другу, для этого присылайте в комментарии свое "правильное" решение и мы его скорее всего опубликуем.

2. Монголо-татарское нашествие на Русь и в Западную Европу (1237-1241 гг.)

Говоря о монгольском нашествии в Европу, следует иметь в виду, что им пришлось предпринять не один, а два похода на Русь и один поход в Центральную и Южную Европу. Причем, по данным историков (Г. Вернадский, Д. Хрусталев), в этих походах приняли участие практически все Чингизиды — Батый, Орда, Берке, Тангут, Шейбан, Гуюк, Кадан, Байдар, Бури, Менгу, Бучек и Кулькан, что зримо говорило о том, какое огромное значение придавали сами монголы этой грандиозной военной акции. По данным современных историков (Е. Кычанов, Д. Хрусталев), накануне похода монгольская орда была разделена на две части: в«Северную группу» вошли тумены ханов Батыя, Орды, Берке, Бури и Кулькана, а «Южную группу» составили тумены ханов Гуюка и Менгу.

а) Первый поход монголов на Русь (декабрь 1237 - май 1238 гг.)

В декабре 1237 г. монгольская орда во главе с Батыем подошла к южным границам Рязанского княжества. Как явствует из летописной «Повести о разорении Рязани Батыем» рязанский князь Юрий Ингоревич, «усдышл прихода везвожнАго цлря Батыя» направил к Великому владимирскому князю Юрию Всеволодовичусвоих послов, «прося помощи у него». Однако владимирский князь, рассчитывая отсидеться в своих «залесских землях», отказал в помощи рязанцам, и тогда князь Юрий, «созва БрАтию свою на совет», в котором приняли участие два его брата, князья Роман и Олег, и их племянник князь Юрий. По мнению ряда современных авторов (Ю. Кривошеев, Д. Хрусталев), на этом совете были приняты два решения: 1) создать военный альянс рязанского, пронского, коломенского и муромского князей и 2) послать в ханскую ставку к Батыю посольство во главе с сыном рязанского князя Федором «з длры и молении великим, чтобы не воевлл Резлнския земли».

Как повествует летописец, «везвожный цлрь Батый, льстив во и немилосерд, при а длры и охлпился лестию не воевлти Резлнския земли». Однако, когда «нача Батый просити у рязлньских князей тщери и сестры севе на ложе», князь Федор отказался «водити жены своя на Блуд» и был жестоко убит. Узнав о трагической гибели старшего сына, Великий рязанский князь Юрий, заявив своей братии, что «лучше нам смертию живота купити, нежели в поганой воли бытии», во главе объединенного войска вышел к южным рубежам своей земли. Именно здесь, на реке Воронеж, состоялась первая крупная битва с монголами, которая завершилась полным разгромом русских дружин и захватом Белгорода, Пронска, Льгова и других рязанских городов. После этого монголы устремились к столице княжества Рязани, шестидневная осада которой окончилась ее взятием и страшным разгромом этого старинного города, который так никогда и не поднялся из руин. При этом монголы не пощадили никого и уничтожили всех жителей Рязани, в том числе всю семью Великого рязанского князя Юрия. Как повествует Лаврентьевская летопись, «придошл на РязАньскую землю попленнвше Рязань весь и пошгошл, и князья их*ь увишл, много же святых^ церкви огневн предлшА, и монлстыре и селл пошгошл, именья немлло обою стрлну взяша, потом пондоша на Коломну». Туда же к Коломне отошли и остатки рязанских дружин во главе с уцелевшим рязанским князем Романом Ингоревичем.

В январе 1238 г. «понде Всеволода, сын Юрьевчь, внук Бсеволожь противу тата-ром, и сступншлся у Коломны, и бысть сечл велнкл, и убиша у Есеволодл воеводу времен ГлевовичА и иных мужии много увишл у Бсеволодл, и привежл Всеволода в Володнмерь в млле дружине, а ТАТАрове идоша к Москве. Тое же зимы взяши Москву ТАТАрове и воеводу увишл Филиппа Нянка за прлвоверную хрестьянскую веру, а люди избиша от стлрьцл до сущлго МЛАДеНЦА, А ГрАД и церкви святыя огневи придлшА и мАнлстыри вси и селл пожгоша». Пока монгольские орды штурмовали Москву и грабили всю округу, Великий владимирский князьЮрий Всеволодович, оставив во Владимире своих старших сыновей Всеволода и Мстислава, отъехал на Волгу с младшими сыновьями Васильком, Всеволодом и Владимиром, где «ста на Сити станом, ждучи к соке врАтл своего ЯросллвА с полкы и Святослава с дружиною своею, и нача Юрьи, князь великыи совкупляти вое противу тлтАром».

В феврале 1238 г. монголы подошли к Владимиру и предложили русским князьям сдать город в обмен на сохранение жизни захваченного ими в плен московского князя Владимира Юрьевича. Однако Всеволод и Мстислав, «сжалистаси крлтл своего, рекостА дружине своей и Петру воеводе: врлтья луче ны умрети перед Золотыми врлты, за святую Богородицу и за прлвоверную веру хрестьянскую и не да воли ихъ быти». Монгольская орда осаждала Владимир целую неделю, «огородишл тыном» все его крепостные стены, а затем пошла на генеральный штурм, который закончился взятием города и истреблением всех его запщтников «от уного и до стлрцл, и сущлго младенца». Тогда же в феврале 1238 г. монгольские отряды «попленнша Володимерь и поидошд нл великого князя Георгия, други идошл к Ростову, л ини к Ярославлю, л ини нл Волгу на Городец и ти плениша все по Волзе, доже и до Галича Мерьска-го, л ини идоша па Переяславль». Надо сказать, что в последнее время ряд авторов (Д. Хрусталев), делая довольно странное противопоставление таких летописных терминов, как «взяша» — «пожгоша», «плениша» — «убиша» и «воеваша» — «избиша», пытаются представить монгольские орды чуть ли не миротворцами, утверждая, что большинство русских городов, за исключением Владимира, Суздаля и Москвы, сами открыли свои ворота монголам, «отчего захватчики не подвергли их разграблению, а количество убийств было невелико и ограничилось лишь административной верхушкой». Конечно, подобные «научные» открытия и умозаключения, находящиеся в общем русле новомодной ныне концепции «евразийцев», не имеют ничего общего с научной истиной, тем более что сами древнерусские летописцы прямо называли монголов «окаянин ти кровопници, прольяша кровь хрвстьянску, лкы воду». При этом сам Д.Г. Хрусталев, в отличие от JI.H. Гумилева и других «евразийцев», как ни странно признает, что монгольское нашествие имело катастрофические последствия для большинства русских земель.

После взятия и разграбления практически всех городов Владимирского княжества «поидоша везвожнни татарове на Сить противу великому князю Гюргю. Слышав же князь Юрги с Братом своим Святославом и с сыновци своими Васильком, и Всеволодом, и Володимером и с мужи своими поидоша противу поганым, и сступишлся обои и бысть сеча зла, и повегошл наши пред иноплеменникы и ту увьенчь бысть князь Юрьи». Это трагическое событие, произошедшее 4 марта 1238 г. в битве на реке Сить, фактически знаменовало собой полный разгром почти всех военных сил Северо-Восточной Руси, которые утратили какую-либо способность для дальнейшего сопротивления монголам.

В середине марта 1238 г., после взятия пограничного Торжка, монголы пошли походом на Новгород, однако, не дойдя до города около ста верст, у Игнат Креста, они резко повернули назад. Причины такого развития событий историки объясняли по-разному. Одни авторы (М. Иванин, С. Ильин) считали, что предполагавшийся поход по «селигерскому пути» был отменен самим Батыем по причине начавшейся оттепели, бескормицы и больших потерь, понесенных в предыдущих сражениях. Другие авторы (В. Каргалов, Д. Хрусталев) утверждают, что поход на Новгород и Псков вообще не входил в планы Батыя, поэтому, когда его темник Бурундай известил Батыя о разгроме русских дружин на реке Сить и гибели Великого князя Юрия, он решил повернуть назад. Кроме того, не следует сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что Батый действительно понес огромные потери, которые составляли не менее половины всей его огромной армии.

Между тем, в последнее время появилась новая «гипотеза», объяснявшая причины такого развития событий. Так, известный российский историк, профессор А.Н. Сахаров в своей статье «Основные этапы внешней политики Руси с древнейших времен до XV века» (1999) высказал предположение, что поход монголов наНовгород не состоялся по причине того, что переяславский князь Ярослав и его старший сын, новгородский князь Александр, сговорившись с ханом Батыем, предали Великого владимирского князя Юрия и не прислали свои дружины на Сить. Однако данная «гипотеза», до которой не додумались даже такие записные критиканы Александра Невского, как Дж. Феннел и И.Н. Данилевский, вызвала законный протест со стороны многих авторитетных ученых, в частности профессоров А.А. Горского, В.Л. Янина и А.Г. Кузьмина.

Возвращаясь на юг, в Половецкую Степь монгольские орды разорили восточные волости Смоленского, Дорогобужского и Черниговского княжеств, где особо сильное сопротивление им оказали жители маленького пограничного городка Козельска во главе с юным княжичем Василием, за что татары «идрещи грАд злым, понеже бишася по семь недель».

б) Второй поход монголов на Русь (декабрь 1238 - январь 1241 гг.)

Согласно Тверскому летописному своду и Лаврентьевской летописи, зимой 1238—1239 гг. состоялся новый поход монгольский орды в Волго-Окский регион, в ходе которого «взяим тлтАрове Мордовьскую землю и Муром пожгошл, и по Клязме воевдшд, и грдд Гороховець пожгошл, а сами ндоша в стантл свое».Затем, в марте 1239 г., «тдтлрове взяша ПереяслАвль Рускыи и епископл Оемеонд увишд и люди избиша, а грАд пожьгоша огнем, и люди, и полона много вземше». Причем, древний Переяславль, как и Старая Рязань, был полностью стерт с лица земли и больше никогда не возродился.

Дальнейшие события в разных летописных сводах отражены довольно скудно и очень противоречиво, что неизбежно вызвало дискуссию в научной среде. В частности, многие авторы (Г. Вернадский, М. Горелик, Г. Хрусталев) считают, что уже летом 1239 г. монголы вновь вернулись на Русь и начали воевать обширные земли Черниговского княжества, где на престоле формально восседал Великий киевский и черниговский князь Михаил Всеволодович (1223-1246), который в то время находился в Киеве. Однако их оппоненты (Р. Храпачевский) утверждают, что новое монгольское нашествие в земли Черниговского княжества состоялось не раньше февраля-марта 1240 г.

Как бы то ни было, но сами летописные своды говорят о том, что в октябре 1239 г., монголы «поидоша на Чернигова, окьстоупишл грлд в силе тяжце, слы-шавъ же Мьстиславъ Глевовичь ндплдение на грлд иноплемеиьных, прнде на ны со вснмн вон, бившимъся имъ, покеженъ бысть Мьстиславъ н множество вон его извьенымъбысть, а тлтАрове взяша Чернигова, грлд пожегше и люди избиша н мАНАстыре погрАБншл». После взятия Чернигова монголы занялись тотальным грабежом и разорением всех черниговских и новгород-северских земель по Сейму и Десне, в том числе таких крупных городов, как Путивль, Рыльск и Курск, которое продолжалось до зимы 1239 г. Тогда же монголы провели кровавую зачистку всех прежде завоеванных территорий, где жестоко подавили все оставшиеся очаги сопротивления в русских, булгарских и половецких землях.

Еще во время покорения Черниговского княжества монгольская орда, подошла к Киеву и, как пишет летописец, их предводитель хан Мунке «видивъ грАд, уднвнся крлсоте его н величьству его, прнслА послтп свои к Михаилу и къ грлжлномъ, хотя и прельстит»». Однако киевский князь Михаил, не поддался на традиционное коварство монгольских послов и «избиша их». Не имея достаточных сил для взятия Киева, монголы вновь отошли в степь, а «князь Михайло вежА ис Киевл за сыном въ угорскую землю». Между тем сами южнорусские князья Ростислав Михайлович и Даниил Романович, затеяли новую усобицу за Галич,победу в которой одержал волынский князь, объединивший под своей рукой все отцовские земли Юго-Западной Руси. Однако, как верно отметили современный историк Д.Г. Хрусталев, став правителем всей Галицко-Вольшской Руси, Даниил Романович оказался «халифом на час».

Уже осенью 1240 г. Батый «совокупи крдтья и его сидныи воеводъ1 Оурдю и Бдиддръ, Еирюи и Кдиданъ, Бечдкъ и Меньгоу, и Кююкь не от роду же его, но ке воеводд его перьв'ыи Оеведди когАтоурт* и Еоуроун*ъддии вАглтурь иже инехт* вещисдА воеводъ», пошел походом на Киев. По мнению современных историков (В. Каргалов, Д. Хрусталев), численность этой колоссальной монгольской орды, в рядах которой были тумены восьми Чингизидов и двух богатуров, была не менее 90 тысяч всадников, обладавших бесценным военным опытом по осаде и взятию многих русских городов.

В разных исторических источниках содержатся и разные сроки его осады, и разная дата его падения, но что особо примечательно в основном историческом источнике, южнорусской Ипатьевской летописи, вообще отсутствуют какие либо даты на сей счет. В тоже время Лаврентьевская летопись сообщает, что Киев был взят монголами «до Рождествл Господня на Никодинт* день» 6 декабря 1240 г., а согласно Псковскому летописному своду «приидошд тдтАрове къ Киеву и взяша его» 19 ноября 1240 г. Это обстоятельство послужило основой для новой дискуссии в научной среде, но до сих пор историки так и не пришли к единому мнению. На первой дате особенно настаивали Б.А. Рыбаков и В.В. Каргалов, а на второй — В.Т. Пашуто и В.И. Ставиский. Сама же героическая оборона Киева, которую возглавил княжеский посадник, воевода Дмитрий, безусловно, длилась несколько недель, поскольку, как сообщает летописец, лично хан Батый «Дмитрл же изведо-ша язвенА и не увишА его, л\ужествА рдди его». Хотя остальных защитников города монголы не пощадили и «люди от мала до великд вся увишА мечемъ».

Безусловно, падение и страшный погром Киева стали знаковым событием нового нашествия монголов на Русь. В частности, среди правящих династий Южной Руси началась самая настоящая паника. Например, сидевший в Луцке Великий киевский князь Михаил Всеволодович со своим сыном Ростиславом опять бежали под защиту венгерского короля Белы IV, галицко-волынский князь Даниил Романович и его младший брат Василек кинулись спасаться во владения мазовецкого князя Болеслава I, а болоховские князья Михаил и Изяслав явили монголам свою покорность и согласились уплатить им большой выкуп.

После взятия Галича и Владимира-Волынского, которые монголы подвергли такому же страшному погрому, как Киев, Переяславль и Рязань, двоюродные братья Батыя ханы Гуюк и Мунке, повинуюсь приказу Каракорума, во главе своих туменов повернули обратно в Половецкую Степь, что, несомненно, значительно уменьшило силы всей монгольской орды. В связи с этим обстоятельством ряд современных авторов (В. Егоров, Р. Храпачевский) считают, что дальнейшее движение монгольской орды на запад было предпринято ханом Батыем исключительно по собственной инициативе.

в) Поход монголов в Западную Европу (январь 1241 - март 1242 гг.)

В январе 1241 г. тумены Байдара и Орду, обогнув Карпатские горы, вошли на территорию Малой Польши, форсировали Вислу и практически сразу взяли Люблин и За-вихост. Затем, в феврале 1241 г., они захватили Сандомир, разбили малопольское ополчение под Турском и двинулись дальше на Краков, который пал под ударами монголов в марте 1241 г. Краковский князь Болеслав У Стыдливый поспешно бежал в Венгрию, а затем укрылся в одном из моравских монастырей.

После этого монголы через Рацибуж и Ополе пошли в Силезию и прорвались к Вроцлаву, все жители которого в панике бежали из города, а его посад был сожжен по приказу верхнесилезского князя Мешко Опольного. Решающая битва между монгольской ордой Байдара и объединенным польско-немецким войском, которое возглавил нижнесилезский князь Генрих II Благочестивый, состоялась в апреле 1241 г. под Легницей, где европейские рыцари потерпели сокрушительное поражение, а их предводитель погиб. После этой грандиозной победы Байдар получил приказ Батыя как можно быстрее двигаться на юг, на соединение с его основными силами. Таким образом, находясь уже на границах Германской империи, в районе города Майсен, монголы резко изменили свой маршрут, и пошли на беззащитную Моравию, где разорили Пуканец, Крупину, Опаву, Бенешов и другие города.

Тем временем, орда самого Батыя, разбив войско венгерского палатина Дионисия, прошла через Верецкий перевал в Карпатах и вторглась на территорию Пан-нонии, где разорила венгерские города Бистрицу, Орадя и Темешвар. Тогда же две монгольских орды ханов Бучека и темника Субедая, разгромив половцев на реке Серет, вторглись в Валахию и Трансильванию. Взяв Вац и Эгер, монгольские орды вышли к Пешту, где венгерский король Бела ГУ успел собрать объединенное венгерско-хорватское войско. Однако это не спасло венгерского короля, поскольку в апреле 1241 г. он был разбит в битве на реке Шайо и бежал под защиту австрийского герцога Фридриха II Воителя.

Всю вторую половину 1241 г. монголы предпринимали неоднократные попытки занять плацдармы на правом берегу Дуная и начать боевые действия в землях Священной Римской империи, но все они терпели неудачу. Лишь один монгольский отряд смог прорваться к Нойпггадту близ Вены, однако, получив отпор от объединенного чешско-австрийского войска Фридриха II Воителя, монголы отступили за Дунай.

В конце 1241 г., с наступлением первых заморозков, основные силы Батыя смогли, наконец, форсировать замерзший Дунай и начали осаду Буды, Фехервара, Эстергома, Нитры, Братиславы и ряда других венгерских городов, которые вскоре пали под ударами превосходящего противника. Одновременно с этим орда хана Кадана устремилась в Хорватию на поиски короля Белы ГУ, ритуальное убийство которого должно было стать логическим завершением этого похода. С этой целью в январе 1242 г. монголы двинулись на Загреб, но не успели схватить венгерского короля. Поэтому после разгрома Загреба они устремились в Далмацию, но и здесь их постигла неудача, поскольку, не сумев взять крепость Клис, в марте 1242 г. они повернули назад и ушли в Болгарию.

Историки по-разному объясняли причины поспешного ухода монголов из Европы. Одни (Г. Вернадский, Л. Гумилев) делали особый акцент на том, что Батый прервал «Великий Западный поход», узнав о смерти в Каракоруме Великого хана Угэдэя, что неизбежно вызвало острую борьбу за власть между всеми потомками Чингисхана. Однако их оппоненты (В. Пашуто, Д. Хрусталев) считают, что смерть Удэгэя стала лишь удобным предлогом для прекращения этого похода, а реальной причиной были огромные потери монголов и новые антимонгольские восстания в Половецкой Степи и Волжской Болгарии.

 

 

 


Категория: История | Добавил: Админ (27.07.2016)
Просмотров: | Рейтинг: 0.0/0


Другие задачи:
Всего комментариев: 0
avatar