Тема №7096 Основные проблемы «военного коммунизма» в историографии
Поиск задачи:

Рассмотрим тему Основные проблемы «военного коммунизма» в историографии из предмета История и все вопросы которые связанны с ней. Из представленного текста вы познакомитесь с Основные проблемы «военного коммунизма» в историографии, узнаете ключевые особенности и основные понятия.

Уважаемые посетители сайта, если вы не согласны с той информацией которая представлена на данной странице или считаете ее не правильной, не стоит попросту тратить свое время на написание негативных высказываний, вы можете помочь друг другу, для этого присылайте в комментарии свое "правильное" решение и мы его скорее всего опубликуем.

Основные проблемы «военного коммунизма» в историографии

В представлении классиков ортодоксального марксизма социализм как общественный строй предполагает полное уничтожение всех товарно-денежных отношений, поскольку именно эти отношения являются питательной средой для возрождения капитализма. Однако исчезнуть эти отношения могут не раньше полного исчезновения института частной собственности на все средства производства и орудия труда, но для реализации этой важнейшей задачи необходима целая историческая эпоха.

Именно это основополагающее положение марксизма нашло свое зримое воплощение в той экономической политике большевиков, которую они начали проводить еще в декабре 1917 г., практически сразу после захвата государственной власти в стране. Но, быстро потерпев неудачу на хозяйственном фронте, в марте - апреле 1918 г. руководство большевистской партии попыталось вернуться к идеологии ленинских «Апрельских тезисов» и наладить в разоренной войной и революцией стране госкапитализм. Однако широкомасштабная Гражданская война и иностранная интервенция положили конец этим утопическим иллюзиям большевиков, вынудив высшее руководство партии вернуться к прежней экономической политике, которая затем получила очень емкое и точное название политики «военного коммунизма».

Надо сказать, что достаточно долгое время многие советские историки были уверены в том, что сама концепция военного коммунизма впервые была разработана именно В.И. Лениным в 1918 г. Однако это утверждение не вполне соответствует истине, поскольку само понятие «военный коммунизм» он впервые употребил лишь в апреле 1921 г. в своей знаменитой статье «О продовольственном налоге». Более того, как установили «поздние» советские историки (В. Булдаков, В. Кабанов, В. Бордюгов, В. Козлов), впервые этот термин был введен в научный оборот известным марксистским теоретиком Александром Богдановым (Малиновским) еще в 1917 г.

В январе 1918 г., вернувшись к изучению данной проблемы в своей известной работе «Вопросы социализма», А.А. Богданов, исследовав исторический опыт ряда буржуазных государств эпохи Первой Мировой войны, поставил знак равенства между понятиями «военный коммунизм» и «государственный капитализм военного образца». Таким образом, по его убеждению между социализмом и военным коммунизмом лежала целая историческая пропасть, поскольку «военный коммунизм» был следствием регресса производительных сил и гносеологически был порождением капитализма и полным отрицанием социализма, а не его начальной фазой, как это представлялось самим большевикам, прежде всего, «левым коммунистам» в период Гражданской войны.

Тоже мнение ныне разделяют и целый ряд других ученых, в частности профессор С.Г. Кара-Мурза, которые аргументировано утверждают, что «военный коммунизм» как особый хозяйственный уклад не имеет ничего общего ни с коммунистическим учением, ни тем более с марксизмом. Само понятие «военный коммунизм» просто означает, что в период тотальной разрухи общество (социум) вынужденно преобразуется в общину или коммуну, и не более того. В современной исторической науке до сих пор существует несколько ключевых проблем, связанных с изучением истории военного коммунизма:

1) С какого времени следует вести отсчет политики военного коммунизма.

а) Ряд российских и зарубежных историков (Н. Суханов) считают, что политика военного коммунизма была провозглашена практически сразу после победы Февральской революции, когда буржуазное Временное правительство с подачи первого министра земледелия, кадета А.И. Шингарева, издав закон «О передаче хлеба в распоряжение государства» (25 марта 1917 г.), ввело на всей территории страны государственную монополию на хлеб и установило твердые цены на зерно.

б)    Другие историки (Р. Дэнелс, В. Булдаков, В. Кабанов) связывают утверждение «военного коммунизма» со знаменитым декретом СНК и ВЦИК РСФСР «О национализации крупной промышленности и предприятий железнодорожного транспорта», который был издан 28 июня 1918 г. Причем, по мнению В.В. Кабанова и В.П. Булдакова, сама политика военного коммунизма прошла в своем развитие три основных фазы: «национализаторскую» (июнь 1918 г.), «комбедовскую» (июль - декабрь 1918 г.) и «милитаристскую» (январь 1920 г. — февраль 1921 г.).

в)    Третьи историки (Е. Гимпельсон) полагают, что началом политики военного коммунизма следует считать май — июнь 1918 г., когда СНК и ВЦИК РСФСР приняли два важнейших декрета, положивших начало продовольственной диктатуре в стране: «О чрезвычайных полномочиях народного комиссара по продовольствию» (13 мая 1918 г.) и «О комитетах деревенской бедноты» (11 июня 1918 г.).

г)    Четвертая группа историков (Г. Бордюгов, В. Козлов) уверена в том, что после «годичного периода проб и ошибок», большевики, издав декрет «О продовольственной разверстке зерновых хлебов и фуража» (11 января 1919 г.), сделали свой окончательный выбор в пользу продразверстки, которая и стала становым хребтом всей политики военного коммунизма в стране.

д)    Наконец, пятая группа историков (С. Павлюченков), предпочитает не называть конкретную дату начала политики военного коммунизма и, ссылаясь на известное диалектическое положение Ф. Энгельса, говорит, что «абсолютно резкие разграничительные линии не совместимы с теорией развития как таковой». Хотя, сам С.А. Павлюченков склонен начинать отсчет политики военного коммунизма с началом «красногвардейской атаки на капитал», то есть с декабря 1917 г.

2) Причины политики «военного коммунизма».

а)    В советской и отчасти российской историографии (И. Берхин, Е. Гимпельсон, Г. Бордюгов, В. Козлов, И. Ратьковский) политика военного коммунизма традиционно сводилась к ряду исключительно вынужденных, сугубо экономических мероприятий, обусловленных иностранной интервенцией и Гражданской войной. При этом большинство советских историков всячески подчеркивали плавный и постепенный характер введения этой экономической политики в жизнь.

б)    В европейской историографии (Л. Самюэли) традиционно утверждалось, что «военный коммунизм» был не столько обусловлен тяготами и лишениями Гражданской войны и иностранной интервенции, сколько имел под собой мощную идеологическую базу, восходящую к идеям и трудам К. Маркса, Ф. Энгельса и К. Каутского.

в)    По мнению ряда современных историков (В. Булдаков, В. Кабанов), субъективно «военный коммунизм» был вызван стремлением большевиков продержаться до начала мировой пролетарской революции, а объективно эта политика должна была решить важнейшую модернизационную задачу — ликвидировать гигантский разрыв между хозяйственными укладами индустриального города и патриархальной деревни. Более того, политика военного коммунизма была прямым продолжением «красногвардейской атаки на капитал», поскольку оба этих политических курса роднил бешеный темп основных экономических мероприятий: полная национализация банков, промышленных и торговых предприятий, вытеснение государственной кооперации и организация новой системы государственного распределения через производительно-потребительские коммуны, очевидная тенденция к натурализации всех хозяйственных отношений внутри страны и т.д.

При этом многие авторы убеждены, что все лидеры и крупнейшие теоретики большевистской партии, в том числе В.И. Ленин, Л.Д. Троцкий и Н.И. Бухарин, рассматривали политику военного коммунизма как столбовую дорогу, ведущую прямо в социализм. Особенно отчетливо эта концепция «большевистского утопизма» была представлена в известных теоретических работах «левых коммунистов», которые и навязали партии ту модель «военного коммунизма», которая была реализована ею в 1919-1920 гг. В данном случае речь идет о двух известных работах Н.И. Бухарина «Программа коммунистов-большевиков» (1918) и «Экономика переходного периода» (1920), а также о популярном опусе Н.И. Бухарина и Е.А. Преображенского «Азбука коммунизма» (1920), которые ныне справедливо называют «литературными памятниками коллективного безрассудства большевиков».

Причем, по мнению ряда современных ученых (Ю. Емельянов), именно Н.И. Бухарин в своей знаменитой работе «Экономика переходного периода» (1920) вывел из практики «военного коммунизма» целую теорию революционных преобразований, основанную на универсальном законе полного развала буржуазной экономики, производственной анархии и концентрированного насилия, которые позволят полностью изменить экономический строй буржуазного общества и построить на его руинах социализм. Более того, по твердому убеждению этого «любимца всей партии» и «крупнейшего партийного теоретика», как писал о нем В.И. Ленин, «пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является, как это не покажется странным, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи».

г) Наконец, по мнению других современных ученых (С. Кара-Мурза), «военный коммунизм» стал неизбежным следствием катастрофического положения в народном хозяйстве страны и в этой ситуации именно он сыграл исключительно важную роль в спасении жизни миллионов людей от неминуемой голодной смерти. Более того, все попытки доказать, что политика военного коммунизма имела доктринальные корни в марксизме, абсолютно беспочвенны, поскольку с идеей быстрого скачка в социализм носились только кучка болыиевиков-максималистов в лице Н.И. Бухарина и Ко.

3) Проблема итогов и последствий политики «военного коммунизма».

а)    Практически все советские историки (И. Минц, В. Дробижев, И. Брехин, Е. Гимпельсон) не только всячески идеализировали «военный коммунизм», но фактически уходили от любых объективных оценок основных итогов и последствий этой разрушительной экономической политики большевиков в годы Гражданской войны. По мнению большинства современных авторов (В. Булдаков, В. Кабанов), эта идеализация «военного коммунизма» во многом была связана с тем, что именно этот политический курс оказал огромное влияние на развитие всего советского общества, а так же смоделировал и заложил основы той командно-административной системы в стране, которая окончательно оформилась во второй половине 1930-х гг.

б)    В западной историографии до сих пор существуют две основных оценки итогов и последствий политики военного коммунизма. Одна часть советологов (Г. Яней, С. Малле)традиционно говорите безусловном крахе экономической политики военного коммунизма, которая привела к полной анархии и тотальному развалу промышленного и аграрного хозяйства страны. Другие советологи (М. Левин), напротив, утверждают, что главными итогами политики военного коммунизма стали этатизация (гигантское усиление роли государства) и архаизация общественно-экономических отношений.

Что касается первого вывода профессора М. Левина и его коллег, то действительно вряд ли можно сомневаться в том, что в годы «военного коммунизма» произошло гигантское усиление всего партийно-государственного аппарата власти в центре и на местах. Но что касается экономических итогов «военного коммунизма», то здесь положение дел обстояло значительно сложнее, поскольку: 1) с одной стороны, «военный коммунизм» смел все прежние остатки средневекового строя в аграрном хозяйстве русской деревни, однако, 2) с другой стороны, совершенно очевидным является и то, что именно в период «военного коммунизма» произошло существенное укрепление патриархальной крестьянской общины, что позволяет говорить о реальной архаизации народного хозяйства страны.

в)    По мнению ряда современных автор (В. Булдаков, В. Кабанов, С. Павлючен-ков), было бы ошибкой пытаться статистически определить негативные последствия «военного коммунизма» для народного хозяйства страны. И дело не только в том, что эти последствия невозможно отделить от последствий самой Гражданской войны, а в том, что итоги «военного коммунизма» имеют не количественное, а качественное выражение, суть которых состоит в самом изменении социокультурного стереотипа страны и ее граждан.

г)    По мнению других современных авторов (С. Кара-Мурза), «военный коммунизм» стал образом жизни и образом мысли подавляющего большинства советских людей. А поскольку он пришелся на начальный этап становления Советского государства, на его «младенческий возраст», то он не мог не оказать огромного влияния на всю его историю и стал основной частью той самой матрицы, на базе которой воспроизводился советский общественный строй.

4) Проблема определения основных признаков «военного коммунизма».

На взгляд большинства авторов (В. Булдаков, В. Кабанов, С. Павлюченков), в процессе формирования основ политики военного коммунизма сложился абсолютный идеал социализма, главные постулаты которого были предельно просты: а) тотальное уничтожение частной собственности на средства и орудия производства и господство единой государственной формы собственности на всей территории страны; б) тотальная ликвидация товарно-денежных отношений, системы денежного обращения и создание предельно жесткой плановой системы хозяйства в стране.

Причем, по твердому мнению этих ученых, основные элементы политики военного коммунизма большевики заимствовали из практического опыта кайзеровской Германии, где начиная с января 1915 г. реально существовали: 1) государственная монополия на важнейшие продукты питания и товары ширпотреба; 2) их нормированное распределение; 3) всеобщая трудовая повинность; 4) твердые цены на основные виды товаров, продуктов и услуг и 5) разверсточный метод изъятия зерна и другой сельхозпродукции из аграрного сектора экономики страны. Таким образом, вожди «русского якобинства» в полной мере использовали формы и методы управления страной, которые были заимствованы ими у капитализма, находящегося в экстремальной ситуации периода войны.

Самым зримым доказательством этого вывода является знаменитый «Проект программы партии», написанный В.И. Лениным в марте 1918 г., который содержал основные черты будущей политики военного коммунизма: 1) уничтожение парламентаризма и соединение законодательной и исполнительной ветвей власти в Советах всех уровней; 2) социалистическая организация производства в общегосударственном масштабе; 3) управление процессом производства через профсоюзы и фабрично-заводские комитеты, находящиеся под контролем органов советской власти; 4) государственная монополия торговли, а затем ее полная замена плано-мерно-организованным распределением, которое будут осуществлять союзы торгово-промышленных служащих; 5) принудительное объединение всего населения страны в потребительско-производственные коммуны и 6) организация соревнования между этими коммунами за неуклонное повышение производительности труда, организованности, дисциплины и т.д.

О том, что руководство большевистской партии превратило организационные формы германского буржуазного хозяйства в главное орудие утверждения пролетарской диктатуры прямо писали и сами большевики, частности Юрий Залманович Ларин (Лурье), который еще в 1928 г. опубликовал свою работу «Государственный капитализм военного времени в Германии (1914—1918)». Более того, что ряд современных историков (С. Павлюченков) утверждают, что «военный коммунизм» представлял собой российскую модель немецкого военного социализма или госкапитализма. Поэтому в определенном смысле «военный коммунизм» был чистым аналогом традиционного в российской политической среде «западничества», лишь с той существенной разницей, что большевикам удалось плотно окутать этот политический курс пеленой коммунистической идеологии и фразеологии.

а)    В советской историографии (В. Виноградов, И. Брехин, Е. Гимпельсон,

B.    Дмитренко) все существо политики военного коммунизма традиционно сводили только к основным экономическим мероприятиям, проведенных партией большевиков в 1918—1920 гг.

б)    Ряд современных авторов (В. Булдаков, В. Кабанов, В. Бордюгов, В. Козлов,

C.    Павлюченков, Е. Гимпельсон) обращают особое внимание на то, что коренная ломка экономических и социальных отношений сопровождалась кардинальной политической реформой и установлением однопартийной диктатуры в стране.

в)    Другие современные ученые (С. Кара-Мурзы) считают, что главным признаком «военного коммунизма» был перенос центра тяжести экономической политики с производства товаров и услуг на их уравнительное распределение. Неслучайно Л.Д. Троцкий, говоря о политике военного коммунизма, откровенно писал о том, что «мы национализировали дезорганизованное хозяйство буржуазии и установили в самый острый период борьбы с классовым врагом режим «потребительского коммунизма». Все остальные признаки «военного коммунизма», как-то знаменитая продразверстка, монополия государства в сфере промышленного производства и банковских услуг, ликвидация товарно-денежных отношений, всеобщая трудовая повинность и милитаризация народного хозяйства страны, являлись структурными признаками военно-коммунистической системы, которая в конкретных исторических условиях была характерна и для Великой Французской революции (1789-1799), и для кайзеровской Германии (1915-1918), и для России в эпоху Гражданской войны (1918-1920).

 

Категория: История | Добавил: Админ (27.07.2016)
Просмотров: | Рейтинг: 0.0/0


Другие задачи:
Всего комментариев: 0
avatar