Тема №6967 Собирание русских земель и создание единого Русского государства при Иване III (1462-1505)
Поиск задачи:

Рассмотрим тему Собирание русских земель и создание единого Русского государства при Иване III (1462-1505) из предмета История и все вопросы которые связанны с ней. Из представленного текста вы познакомитесь с Собирание русских земель и создание единого Русского государства при Иване III (1462-1505), узнаете ключевые особенности и основные понятия.

Уважаемые посетители сайта, если вы не согласны с той информацией которая представлена на данной странице или считаете ее не правильной, не стоит попросту тратить свое время на написание негативных высказываний, вы можете помочь друг другу, для этого присылайте в комментарии свое "правильное" решение и мы его скорее всего опубликуем.

Собирание русских земель и создание единого Русского государства при Иване III (1462-1505)

а) Присоединение Ростова (1474) и Новгорода (1478)

После смерти Василия II его престол наследовал старший сын Ивана III (1462— 1505), который, по сути, завершил процесс политического объединения многих русских земель в единое Русское государство. В 1462—1464 гг. к Москве были присоединены Суздальско-Нижегородское и Ярославское княжества и, таким образом, вне пределов власти Великого московского князя остались только Новгород, Тверь, Ростов и Рязань. Однако сразу заняться решением этой проблемы Ивану III не удалось, т.к. ему пришлось вести изнурительную и не совсем удачную войну с Казанским ханством (1465-1469). Но после подписания мира с Ибрагим-ханом (1467—1479) Великий московский князь вплотную занялся новгородской проблемой, тем более что сами новгородцы своими провокационными шагами подвигли его к решительным действиям.

Традиционно в Новгороде были достаточно сильны антимосковские настроения, которые особенно усилились в конце 1460-х гг., когда во главе антимосковской партии новгородского боярства встали вдова посадника Исаака Борецкого Марфа Посадница и ее сыновья Дмитрий и Михаил. Главной опорой этой группировки новгородцев в борьбе с Москвой традиционно было соседнее Польско-Литовское государство, поэтому уже в 1468 г. новгородские бояре в нарушение Яжелбицкого мирного договора призвали на новгородский престол литовского княжича Михаила Олельковича. Затем, в 1469 г., после смерти владыки Ионы,они утвердили нового архиепископа Феофила не в Москве, а в Киеве, входившим в состав русско-литовской митрополии. И, наконец, в 1471 г. они заключили «союзный» договор с польским королем Казимиром IV (1444—1492), по которому Господин Великий Новгород становился его вассалом.

Подписание этого договора переполнило чашу терпения Москвы и весной 1471 г. Иван III пошел походом на Новгород. 14 июля 1471 г. на реке Шелонь московская рать разбила новгородскую посоху и пленила весь клан Борецких и их приспешников: саму посадницу Марфу сослали в Нижегородский Зачатьевский монастырь, а остальных отступников, в том числе ее старшего сына Дмитрия, казнили, отрубив им головы. В августе 1471 г. новый новгородский посадник Василий Ананьевич Голенище и архиепископ Феофил, заключили с Иваном III Коростьшский мирный договор, по которому «Господин Великий Новгород обязался бысть неотступными от Москвы и не приять власти Литвы». Кроме того, новгородцам пришлось уплатить Великому князю большую контрибуцию в размере 15 000 рублей серебром.

Тема:

Между тем, в 1474 г. Иван III без кровопролития присоединил к Москве остатки Ростовского княжества, выкупив у тамошних удельных князей Владимира Андреевича Ростовского и Ивана Ивановича Долгого их владельческие права. Затем, в 1475 г., уже в качестве полноправного господина, Иван III совершил «инспекционную» поездку в Новгород, которая обернулась для многих новгородских бояр весьма плачевно: у них были конфискованы огромные родовые вотчины, которые раздали московским служилым людям, а их самих переселили в центральные уезды страны.

Осенью 1477 г., получив известие об очередной победе антимосковской партии новгородских бояр во главе с посадником Фомой Андреевичем Куряником, которая спровоцировала бунт новгородской черни против московских приказных людей, Иван III решил положить конец новгородской вольнице и вышел в новый поход, который в январе 1478 г. был успешно завершен без пролития большой крови. В результате этого похода новгородский вечевой строй был ликвидирован, а вся территория Новгородской боярской республики была объявлена отчиной Великого московского князя, и управлять ей стал великокняжеский наместник,«поелику вечу не выти, послднику не выти, л государство все нам держлти».

В последнее время многие либеральные историки (Р. Пайне, А. Юрганов, И. Данилевский), возродив старую славянофильскую концепцию, стали утверждать, что падение Новгородской республики стало одной из самых трагических страниц отечественной истории, поскольку новгородский демократический республиканский строй был принесен в жертву нарождавшемуся деспотическому самодержавию. Однако эти историки либо забывают, либо преднамеренно не говорят о том, что: 1) в Новгороде уже довольно давно существовала авторитарная олигархическая, а отнюдь не «парламентарная» демократическая республика, где власть принадлежала очень узкой касте новгородского боярства; 2) новгородское боярство нередко выступало в роли предателей русских национальных интересов, всегда апеллируя в своем споре с Москвой к Ливонии, Польше и Литве, которые были форпостами католицизма в Восточной Европе.

б) Свержение ордынского ига (1480)

Успехи объединительной политики Великого московского князя Ивана III позволили ему заняться решением самых неотложных внешнеполитических проблем. Основными направления внешней политики в тот период были: 1) Восточное направление, в частности взаимоотношения с татарскими ханствами, возникшими на обломках Золотой Орды — Казанским (1438), Астраханским (1459) и Крымским (1455), и 2) Западное направление, прежде всего, борьба с соседними Польшей и Литвой за возвращение всех исконных русских земель в лоно Москвы, а так же борьба с Ливонией и Швецией за выход в Балтийское море.

Для одновременного решения всех главных внешнеполитических задач сил и средств явно не хватало, поэтому первоначально было выбрано самое приоритетное из них — свержение «ордынского ига». Начало этому процессу было положено в 1472 г., когда московские полки Василия Белозерского, Юрия Дмитровского, Петра Челяднина и Семена Беклемишева разгромили под Алексиным Большую (Астраханскую) Орду хана Амата (1460—1481), ставшую правопреемницей Улу Улуса (Золотой Орды). Итогом этой победы стало — сначала существенное сокращение суммы «ордынского выхода» в Хаджи-Тархан, а затем и полный отказ от его уплаты, который произошел в 1476 г., когда Иван III в откровенно грубой форме отказался ехать в Орду для получения ханского ярлыка на великое княжение, взятого им «по отчине и по дедине».

Естественно отказ Москвы платить «ордынский выход», как и не желание Великого князя ехать за «мертвым» ярлыком, вызвал бешенство у хана Ахмата и, желая восстановить прежние даннические отношения с Москвой, он заключил военный союз с польским королем Казимиром IV и пошел походом на Русь. Момент для такого похода был найден более чем удачным, поскольку: 1) два родных брата Ивана III Андрей Угличский и Борис Волоцкий, уязвленные тем, что их старший брат в нарушении давней неписаной традиции не поделился с ними выморочным уделом их умершего брата Юрия Можайского и присоединенными новгородскими землями, подняли мятеж; 2) ливонцы воспользовавшись этим мятежом, стали «воровски воевлть» западнорусские земли и в 1479 г. осадили пограничный Псков.

В августе 1480 г. «злоименитый цАрь Ахмат поиде на прАвослАвиое христьянь-ство, на Русь, на святые церкви и на великого князя, похваляся рлзорити святые церкви и все прлвослАвие плеиити и самого великого князя, яко же при Батый веше» и двинулся к пограничной реке Угре, где заслон на границе с Литвой и Ордой держала московская рать во главе с сыном великого князя Иваном Молодым. Узнав о появлении татар, Иван III с новыми полками поспешил к Угре, но вскоре, подстрекаемый ближними боярами Иваном Васильевичем Ощерой и Андреем Ивановичем Момоном, он отъехал из войска в Москву. Его неожиданный приезд в столицу был встречен крайне враждебно, Великого князя даже обвинили в трусости и он вынужден был вернуться к войскам, «чтобы стоял крепко за прАвослАвное Христьяньство противу везсерменству». Тем временем русская рать во главе с Иваном Молодым успешно отбила все попытки татар форсировать Угру, «многих

ПОБИША ТАТАр СТрбЛАМИ И ПИЛЫЦАЛМИ И ОТБИША ИХ ОТ БрвГА».

В этой ситуации хан Ахмат прекратил активные наступательные действия и стал дожидаться прихода союзных литовцев. Но в начале ноября 1480 г. ситуация коренным образом изменилась, поскольку: 1) в татарском войске из-за ранней зимы и жуткой бескормицы начался массовый падеж боевых и ездовых лошадей, а самих нукеров поразил какой-то повальный недуг, вероятнее всего, дизентерия; 2) горе-союзник Ахмата польский король Казимир, занятый разборками в собственном королевстве, так и не пришел к назначенному сроку к Угре; 3) наконец, давний соперник хана Ахмата крымский хан Менгли-Гирей, пользуясь отсутствием астраханского хана, совершил набег на его владения, а также по договоренности с Москвой напал на владения польского короля в Подолии. Все эти обстоятельства и стали причиной того, что хан Ахмат вынужден был убраться восвояси, так и не приняв решающего боя на Угре, которую сами современники назвали«поясом Богородицы», спасшим Русь от нового погрома и опостылевших ордынцев: «и воз-Радовашася, и возвеселншАСя все людие рлдостию велнею зело».

«Стояние на Угре» традиционно принято считать официальным концом ордынского ига, т.е. окончательным освобождением Руси от вассальной зависимости от Орды, продолжавшейся без малого 240 лет. Однако ряд историков, прежде всего, доморощенные «евразийцы» (JI. Гумилев, В. Кожинов), отрицает данную трактовку

Тема: событий на Угре. В частности, они утверждают, что применительно к событиям 1480 г. следует вести речь не о «крушении ордынского ига», которого попросту не существовало, а о создании системы противостоящих друг другу военно-политических союзов государств, возникших на обломках Золотой Орды: Казанского и Крымского ханств, которых поддерживала Москва, и Ногайской Орды и Астраханского ханства, которых опекала Литва.

В русской и советской историографии давно дискутируется вопрос о влиянии ордынского ига на всю истории Средневековой Руси. Например, Н.М. Карамзин был убежден, что именно оно способствовало становлению самодержавной монархии в России, которую он считал оптимальной формой правления для столь огромной державы. Профессор К.Д. Кавелин видел в ордынском иге больше отрицательного, чем положительного, так как полагал, что именно оно более чем на двести лет затормозило политическое и экономическое развитие страны. Вместе с тем, будучи одним из ярких представителем «государственной школы», он усматривал положительную роль ордынского ига в том, что татарам удалось разрушить старые родовые узы и привнести государственное начало в русскую историю. Его коллега-юрист и единомышленник, профессор Б.Н. Чичерин, напротив, положительно оценивал роль ордынского ига, поскольку именно оно способствовало собиранию русских земель в единое Русское государство. Крупнейший русский историк, академик С.М. Соловьев, который так же стоял у истоков знаменитой «государственной школы», утверждал, что ордынское иго практически не оказало заметного влияния на поступательный ход русской истории, поскольку татарские ханы особо не вмешивались во внутреннюю жизнь русских земель и «татарское иго» реально выражалось только в получении ордынцами «черного бора» и выдаче ханских ярлыков.

В 1940 г. известный советский историк профессор А.Н. Насонов опубликовал свою знаменитую работу «Монголы и Русь: история татарской политики на Руси», в которой на базе новейших исторических источников, вполне убедительно доказал, что ордынское иго совершено не способствовало становлению единого Русского государства, поскольку стержнем всей ордынской политики на Руси было стравливание русских князей и реализация хорошо известного принципа «разделяй и властвуй». Именно эта точка зрения была поддержана значительной частью советских ученых (Л. Черепнин, Б. Рыбаков, И. Греков, А. Якубовский, В. Каргалов) и до сих пор превалирует в оценках «ордынского ига» на Руси, которые содержатся в работах многих современных историков (А. Кузьмин, В. Кучкин, Б. Сапунов, Н. Борисов, А. Горский).

в) Присоединение Твери (1485)

Успешное решение ордынской проблемы позволило Ивану III продолжить собирание русских земель вокруг Москвы. Следующей на очереди была Тверь, тем более что сам Великий тверской князь Михаил Борисович (1461-1485) спровоцировал Ивана III на решительные действия против него. В 1483 г., женившись на внучке Казимира IV и заключив династический союз с польским королем, Михаил Борисович признал себя его вассалом, чем грубо порушил старинный Московский договор, заключенный в 1375 г. Дмитрием Донским с его прапрадедом Михаилом Тверским. Ответ со стороны Москвы на подобное предательство тверского князя не застал себя ждать и зимой 1484 г. московская рать во главе с Иваном Молодым пошла походом на Тверь. В этой ситуации тверской князь запросил мира и по новому «докончднию » вновь признал себя «молодшим кратом и подручным Великого князя Ивана Васильевича».

Однако, не теряя надежды на помощь польской короны, Михаил Борисович продолжил тайные сношения с агентами Казимира, чем подписал себе смертный приговор. В августе 1485 г. московская рать вышла в новый поход на Тверь и после месячной осады штурмом взяла ее. Тверской князь бежал в Литву, а его княжество было включено в состав Великого княжения и отдано под управление наследнику Великого князя Ивану Ивановичу Молодому, получившему титул удельного тверского князя. Причем, сразу после этого события сам Иван III официально принял титул Государя Всея Руси, что имело не столько «внутреннее», сколько колоссальное внешнеполитическое значение, поскольку обладание этим титулом, а титулатура в средневековье имела первостепенное значение, давало Великому московскому князю законное право претендовать на все русские земли и, в первую очередь те, которые входили в состав Польши и Литвы.

После неожиданной смерти Ивана Молодого (1458-1490), в 1491-1492 гг. удельное Тверское княжество было ликвидировано и после описания всех тверских земель «по московской со\е» они окончательно вошли в состав Великого княжения как обычная великокняжеская волость.

г) Русско-литовские «пограничные» войны (1487-1494,1500-1503)

В конце 1480-х гг. основным направлением внешней политики Москвы становится польско-литовское направление. Именно в этот период, особенно после свержения ордынского ига, многие удельные князья из пограничных княжеств из династий Рюриковичей и Гедиминовичей, в частности Оболенские, Трубецкие, Мезецкие, Белевские, Воротынские, Одоевские и другие стали явочным порядком переходить на службу к Великому московскому князю и Государю Всея Руси, признавая его не только своим сюзереном, но и государем.

Столь стремительный и повальный переход русских «украинников» — верхнеокских и чернигово-северских князей под власть Москвы стал причиной Первой русско-литовской пограничной войны 1487—1494 гг., в ходе которой, одержав ряд убедительных побед, Иван III вынудил нового Великого литовского князяАлександра Казимировича (1492-1506) сесть за стол переговоров. Кстати, началу этих переговоров поспособствовал и крымский хан Менгли Гирей (1478-1515), который успешно пограбил пограничные рубежи Литвы с Диким полем, проходивших по территории будущей Новороссии. По итогам этих переговоров был подписан Московский мирный договор, по которому Вильно признавал все территориальные приобретения Москвы последних лет, в том числе Трубчевское, Одоевское, Ново-сильское, Мезецкое и Вяземское княжества. Для прочности Московский мирный договор был скреплен браком дочери Ивана III Елены на Великом князе Александре Ягеллоне, однако это не спасло от нового военного конфликта между тестем и его новоявленным зятем.

Первая пограничная война с Литвой проходила на фоне острейшего «династического» кризиса, нечаянно поразившего всю великокняжескую семью. В 1490 г. после скоропостижной кончины своего старшего сына Ивана Молодого, Иван III

Тема: долго не мог определиться, кому из представителей великокняжеской династии передать права на престол. Связано это было, прежде всего, с резко обострившейся борьбой за власть между ближайшими родственниками Великого князя — его невесткой Еленой Стефановной Волошанкой и его второй супругой Софьей Фоми-нишной Палеолог. Первоначально этот спор решился в пользу первой группировки, которую возглавляли три влиятельных члена Боярской Думы — князья Иван и Василий Патрикеевы и их зять, князь Семен Ряполовский, и в результате старший внук Ивана III царевич Дмитрий Иванович в 1498 г. был официально объявлен наследником престола.

В 1500 г. началась Вторая русско-литовская пограничная война, которая сразу ознаменовалась крупной победой русских войск под командованием князей Даниила Щени и Ивана Воротынского над гетманом Константином Острогожским на реке Ведроши близ Дорогобужа (14 июля 1500 г.). В создавшихся условиях литовский князь пошел на заключение военного союза с ливонцами, однако, это «демарш» опять не спас его. Уже в начале 1501 г. русская армия под командованием воеводы Даниила Щени нанесла крестоносцам сокрушительное поражение под Дерптом, что в очередной раз заставило Литву сесть за стол переговоров. В 1503 г.между воюющими сторонами было подписано шестилетнее Благовещенское перемирие и заключен новый договор, по которому Литва признала за Москвой все завоеванные ею чернигово-северские и смоленские земли, в том числе Чернигов, Гомель, Брянск и Новгород-Северский. Кроме того, Великое княжество Литовское и Русское лишилось 70 волостей, 22 городищ и 13 крупных сел, то есть около трети всей своей территории.

 

Категория: История | Добавил: Админ (27.07.2016)
Просмотров: | Рейтинг: 0.0/0


Другие задачи:
Всего комментариев: 0
avatar