Тема №7020 ​Внутренняя политика Екатерины II (1762-1773)
Поиск задачи:

Рассмотрим тему ​Внутренняя политика Екатерины II (1762-1773) из предмета История и все вопросы которые связанны с ней. Из представленного текста вы познакомитесь с ​Внутренняя политика Екатерины II (1762-1773), узнаете ключевые особенности и основные понятия.

Уважаемые посетители сайта, если вы не согласны с той информацией которая представлена на данной странице или считаете ее не правильной, не стоит попросту тратить свое время на написание негативных высказываний, вы можете помочь друг другу, для этого присылайте в комментарии свое "правильное" решение и мы его скорее всего опубликуем.

Внутренняя политика Екатерины II (1762-1773)

В отличие от предыдущих дворцовых переворотов, переворот 1762 г. не сопровождался сменой правящей элиты и на первых порах все свои посты сохранили многие вельможи предыдущего царствования, в частности глава внешнеполитического ведомства, канцлер граф М.И. Воронцов, генерал-прокурор Сената А.И. Глебов, фельдмаршалы А.И. Шувалов и Н.Ю. Трубецкой и другие влиятельные персоны. Вместе с тем, Екатерина II вернула из ссылки и приблизила ко двору двух самых заслуженных вельмож елизаветинской эпохи — бывшего генерал-прокурора Сената князя Я.П. Шаховского и графа А.П. Бестужева-Рюмина. Во многом это было продиктовано тем, что самой Екатерине, сознававшей всю шаткость своего положения на троне, было жизненно необходимо заручиться поддержкой как можно большего числа самых опытных и толковых управленцев предыдущей эпохи.

Более того, тем же обстоятельством было продиктовано и то, что при своем вступлении на престол Екатерина II практически сразу подтвердила «Манифест о даровании вольности и свободы всему российскому дворянству», поскольку, будучи искренней противницей этого документа, она так и не рискнула пойти на открытый конфликт со всем благородным сословием. Вместе с тем, вопреки своим личным убеждениям, она столь же решительно отвергла сенатский Указ «О секуляризации монастырских и церковных земель» и «Проект учреждения Императорского Совета», разработанного канцлером графом Н.И. Паниным,который ряд авторов (Н. Чечулин, Н. Минаева, В. Петрова) расценивали как новую «аристократическую конституцию».

Единственным новшеством, взятым из «Проекта» графа Н.И. Панина стала реформа Правительствующего Сената, в ходе которого он был разделен на шесть департаментов и окончательно потерял свою прежнюю роль высшего административного органа империи, сохранив за собой лишь функции высшей судебной инстанции. Вместе с тем, Екатерина II значительно повысила роль генерал-прокурора Сената, который, помимо исполнения своих традиционных полномочий, стал фактическим министром юстиции и министром финансов Российской империи.

Однако уже в начале 1764 г., почувствовав себя более уверенно на троне, Екатерина II избавилась от прежних влиятельных вельмож и сделала ставку на новое поколение русских государственных деятелей: генерал-прокурора Сената князя

А.А. Вяземского, президента Коллегии Иностранных дел графа Н.И. Панина, статс-секретарей А.В. Олсуфьева, А.В. Храповицкого и Г.Н. Теплова, а также своих всемогущих фаворитов — графа Г.Г. Орлова, князя Г.А. Потемкина и других.

Опираясь на эту когорту новых сановников империи, Екатерина II вернулась к проблеме церковного землевладения, и уже в феврале 1764 г. подписала новый Указ «О секуляризации всех монастырских и церковных земель» и передаче всех монастырских крестьян, получивших статус экономических, в ведениеКоллегии экономии, первым президентом которой был назначен гофмейстер императорского двора, генерал-поручик князь Б.А. Куракин. В том же 1764 г. Екатерина II полностью упразднила военно-полковую автономию Малороссии, и управление этой обширной территории вновь было передано в руки воссозданнойМалороссийской Коллегии, президентом которой был назначен генерал-аншеф П.А. Румянцев.

В ноябре 1765 г. Екатерина И, серьезно озаботившись проблемами экономического положения страны, по прошению ряда видных вельмож, в частности графа Г.Г. Орлова, графа Р.И. Воронцова, графа И.Г. Чернышев и графа А.В. Олсуфьева, учредила Вольное экономическое общество, а затем приступила к сочинению своего знаменитого «Наказа» Уложенной Комиссии. Надо сказать, что попытки проведения новой законодательной реформы неоднократно предпринимались и Петром I в 1700,1714,1719-1725 гг., и Екатериной I в 1725-1727 гг., и Елизаветой Петровной, в 1754-1761, однако, работа их Уложенных Комиссий не увенчалась созданием нового свода законов. Поэтому Екатерина II вновь вернулась к этой острой проблеме и уже в декабре 1766 г., окончив написание своего знаменитого «Наказа», издала указ о созыве новой Уложенной Комиссии.

Надо заметить, что эта Уложенная Комиссия отличалась от своих предшественниц, по крайней мере, тремя интересными особенностями:

1) Во-первых, более широким «народным представительством», поскольку право избирать новый «депутатский корпус» впервые было предоставлено не только благородному дворянству и российскому купечеству, но так же государственным крестьянам и оседлым «инородцам». Вместе с тем, крепостные крестьяне, а так же все православное духовенство вообще не были представлены в этой Комиссии, за исключением новгородского митрополита Димитрия, который представлял не само духовенство, а лишь орган государственной власти — Святейший Синод. Всего же по подсчетам известного русского юриста профессора В.Н. Латкина, автора фундаментальной монографии «Законодательные комиссии в России в XVIII столетии: историко-юридическое исследование» (1887), состав депутатского корпуса последней Уложенной Комиссии выглядел следующим образом: из 564 депутатов, 28 были от центрального правительства, 161 — от дворян, 208 — от посадских, 79 — от крестьян, 54 — от казаков и 34 — от иноверцев.

2)    Другая особенность екатерининской Комиссии состояла в том, что накануне ее открытия всем депутатам был роздан императорский «Наказ», написанной Екатериной II в 1765—1766 гг. В отечественной исторической науке (В. Сергеевич, М. Белявский, О. Омельченко) существует довольное устойчивое представление о сугубо компилятивном характере этого сочинения, однако данное утверждение не вполне корректно. Действительно больше половины всех статей этого «Наказа» были практически полностью заимствованы из известных работ Шарля Монтескье «О духе законов» (1748) и Чезаре Беккария «О преступлениях и наказаниях» (1764). Однако реально екатерининский «Наказ» стал продуктом творческой переработки и ряда других известных европейских трактатов, в частности работ двух известных немецких «полицистов» — И.Г. Юсти «Политическая экономика» (1759) и Я.Ф. Бильфельда «Политические наставления» (1764).Более того, как отметили ряд авторитетных историков (Н. Павленко, Л. Милов), в процессе работой над своим «Наказом» Екатерина II создала собственную, вполне оригинальную политикоправовую концепцию, существенно деформировав идеи европейского Просвещения применительно к российской действительности и обосновав ряд «новаторских» идей, в частности незыблемость самодержавного правления в Российской империи, ибо иная форма правления для столь огромной страны была бы не только вредна, но и просто разорительна.

3)    Третья особенность Уложенной Комиссии состояла в том, что практически все депутаты прибыли в Москву со своими местными «наказами», которые были составлены участниками «выборных кампании» с учетом многочисленных сословных пожеланий и требований. В частности, русская аристократия требовала отменить петровский «Табель о рангах», провинциальное дворянство ужесточить меры в отношении беглых крепостных крестьян и холопов, посадский люд, прежде всего купечество, ратовал за предоставление им всех дворянских привилегий, казенные крестьяне выступали за сокращение подушной подати и т.д. При этом практически все местные наказы содержали кучу жалоб на традиционные волокиту и мздоимство и в центральных, и в местных государственных учреждениях и канцеляриях. Причем, что примечательно общее количество таких наказов существенно превышало численность самих депутатов, и по оценкам историков, составляло не менее 2500 «челобитных».

Что касается внутреннего содержания «Наказа», который в период работы Уложенной Комиссии, в 1768 г., был дополнен еще двумя главами, то он состоял из 22 глав и 655 статей: I—V главы (1—38 статьи) содержали общие принципы государственного устройства; VI—VII главы (39-79 статьи) были посвящены основам государственной законодательной политики; VIII—IX главы (80—141 статьи) содержали нормы уголовного права и судопроизводства; X глава (142-250 статьи) практически целиком излагала концепцию уголовного права Ч. Беккариа; XI-XVIII главы (251—438 статьи) определяли порядок сословной организации русского общества; XIX-XX главы (439—521 статьи) оговаривали профессиональные вопросы юридической техники; XXI глава (522-562 статьи) содержала основы административно-полицейского управления и, наконец, XXII глава (563—655) регулировала все важнейшие вопросы в финансовой сфере.

Формально Уложенная Комиссия просуществовала до конца правления Екатерины II, но реально она работала гораздо меньше. Причем, активная фаза этой работы пришлась только на июль 1767 г. — январь 1769 г., когда состоялось 204 пленарных заседания, в ходе которых обсуждались самые насущные вопросы о положении и интересах различных сословий Российской империи, в том числе отмены петровского «Табеля о рангах», распространения дворянских привилегий на купеческое сословие, сокращения подушной подати, развития промышленности и торговли, реформы судоустройства и т.д. Помимо пленарных заседаний Большого собрания, депутаты Уложенной Комиссии работали в рамках 15 частных комиссий, где значительно более подробно и детально обсуждались различные проекты отмены крепостного права (А. Алейников, А. Маслов), установления фиксированных феодальных повинностей крепостных крестьян (Г. Коробьин, Я. Козловский) и другие острые вопросы. Именно это обстоятельство весьма насторожило руководство Уложенной Комиссии и по совету ее председателя (маршала) генерал-аншефа А.И. Бибикова под предлогом начала Первой русско-турецкой войны (1768-1774) Большое собрание Уложенной Комиссии было распущено и до конца 1771 г. продолжали работать только ряд частных комиссий.

По мнению ряда историков (Н. Павленко, А. Каменский), единственным реальным итогом работы Уложенной Комиссии стало преподнесение Екатерине II титула «Матери Отечества», что имело огромное политическое значение, поскольку знаменовало собой новую коронацию императрицы, но уже не кучкой заговорщиков, возведших ее на престол летом 1762 г., а представителями всех сословий Российской империи. Хотя, конечно, положительный итого работы Уложенной Комиссии состоял и в том, что матушка-императрица получила довольно богатый и разнообразный материал об интересах и чаяниях различных сословий Российской империи и реальном положении дел в различных регионах страны.

Между тем, уже в условия начавшейся русско-турецкой войны, Екатерина II, столкнувшись с острой нехваткой наличных денежных средств, выступила с инициативой проведения новой денежно-финансовой реформы, которая затронула и банковскую сферу, и сферу наличного денежного обращения, где впервые появились бумажные деньги или ассигнации. Сама идея выпуска бумажных денежных купюр была озвучена еще во времена Елизаветы Петровны тогдашним президентом Кригскомиссии князем Я.П. Шаховским, который, управляя всеми госрасходами в годы Семилетней войны (1756-1763), предложил правительству выпустить в наличное обращение первые бумажные деньги — так называемые «цидульки». Однако тогда эта идея была отвергнута.

В очередной раз к ней вернулись уже при Петре III, который в мае 1762 г. принял единоличное решение учредить Государственный банк, который по образцу Банка Англии имел бы право выпуска банковских билетов. Однако сразу после дворцового переворота реализация этого проекта была вновь отложена. Однако разгоравшаяся Первая русско-турецкая война (1968-1774) и хронический дефицит государственного бюджета вновь пробудили интерес к идее выпуска бумажных денег. В 1768 г. гофмаршал и камергер императрицы граф К.Е. Сивере подал государыне «Записку», в которой убедительно обосновал выгоды хождения бумажных денег и предложил:

1) выпустить в наличный оборот наряду с золотой, серебряной и медной монетой так называемые «цеттели» — бумажные ассигнации, которые могли бы свободно обмениваться на звонкую монету и приниматься как законное платежное средство на всей территории страны, и 2) для выпуска и выдачи этих ассигнаций учредить специальный Государственный банк.

В декабре 1768 г. был обнародован именной императорский манифест «Об учреждении в Санкт-Петербурге и Москве Государственных банков для обмена ассигнаций». В самом Манифесте основной причиной введения в наличный оборот бумажных денежных купюр назвали «тягость медной монеты», затруднявшей ее обращение в наличном обороте. Однако подлинную причину введения бумажных ассигнаций вскоре озвучил генерал-прокурор Сената князь А.А. Вяземский, который прямо завил, что именно они должны были покрыть расходы, связанные с Первой русско-турецкой войной (1768-1774).

В царском манифесте говорилось, что отныне для выпуска государственных ассигнаций в Санкт-Петербурге и Москве учреждается две конторы Ассигнационного банка, а государственные ассигнации, выпускаемые им, имеют равное хождение с монетой и «являющимся людям с теми ассигнациями выдавать за оные денег, сколько нлдлежит, немедленно». Кроме того, было установлено, что выпуск бумажных денег не должен превышать наличную сумму звонкой монеты, находящейся в самом этом банке. Изначальный капитал Ассигнационного банка составлял 1 млн рублей медных денег и этот металлический фонд полностью обеспечивал эмиссию бумажных денег, лимит которых как раз и был определен в 1 млн рублей.

Причем, вместо пяти номиналов, которые были предусмотрены указом Петра III о выпуске банковских нот, Екатерина II оставила только четыре банкноты номиналом в 25, 50, 75 и 100 рублей. Однако вскоре их осталось всего три из-за непреодолимого соблазна разных «грамотеев» исправлять на совершенно одинаковых денежных купюрах двойку на семерку. Поэтому казне пришлось срочно выкупить все 75-рублевые ассигнации и отменить их.

В 1769 г. капитал Дворянского заемного банка был пополнен Ассигнационным банком на сумму в 300 тысяч рублей, и в дальнейшем Ассигнационный банк продолжал постоянно пополнять капитал Дворянского банка, вплоть до его закрытия в 1786 г. А начиная с 1770 г. он начал также принимать и первые депозитные вклады с выплатой до 5 % годовых.

го не менее активно поддерживали в Петербурге и Вене. В августе 1733 г. польскийСейм при поддержке Версаля избрал новым польским королем Станислава Лещинского. В ответ на это русские войска под командованием генерала П.П. Ласси перешли границу с Речью Посполитой и вскоре овладели Варшавой. В результате Станислав Лещинский бежал в Гданьск, а «Гроховская конфедерация» избрала новым королем саксонского курфюрста Августа III (1734-1763).

В январе — апреле 1734 г. русская армия во главе с фельдмаршалом Б.Х. Ми-нихом овладела Торном и Гданьском, и Станислав Лещинский вновь бежал, но уже к своим покровителям в Париж, а русская армия под командованием генерал-аншефа П.П. Ласси во исполнение своих союзнических обязательств вступила на территорию Баварии и заняла город Нюрнберг. В этой ситуации в октябре 1735 г. Франция вынуждена была смириться со своим позорным поражением и подписать Венский мирный договор, который зафиксировал победу Австрии и России в войне за «польское наследство».

б)    Русско-турецкая война (1735-1739)

После поражения в войне за «польское наследство» Париж стал активно подстрекать Оттоманскую Порту к очередному военному конфликту с Россией. Однако Стамбул, который в это время вел тяжелую войну с Персией, всячески противился этим планам Версаля. В создавшейся ситуации, сановный Петербург,сознавая неизбежность столкновения с Турцией, решила заручиться поддержкой Тегерана и в 1735 г. правительство Анны Иоанновны подписало с Надир-шахом Гянджинский трактат, по которому Россия передала Персии все прикаспийские территории, отошедшие к ней по Петербургскому договору 1723 г. Узнав о заключении этого договора, оттоманский двор сильно возбудился и по указке Стамбула в прикаспийские степи тут же вторглись орды крымских татар, что стало предлогом для начала новой русско-турецкой войны.

Осенью 1735 г. русская армия под командованием генерала М.И. Леонтьева двинулась к Перекопу, однако из-за огромных потерь вскоре повернула вспять. Весной 1736 г. первая русская армия под командованием фельдмаршала Б.Х. Ми-ниха вновь направилась к Перекопу и, сходу овладев им, в июне 1736 г. захватила столицу Крымского ханства Бахчисарай. А уже в июле 1736 г. вторая русская армия под командованием фельдмаршала М.И. Леонтьева овладела Азовом.

В ходе весенней военной кампании 1737 г. первая армия под командованием Б.Х. Миниха овладела крепостью Очаков, а вторая армия, руководимая М.И. Леонтьевым, нанесла крупное поражение самому Менгли-Гирею и захватила восточное побережье Тавриды, где разорила и сожгла древнюю столицу Крымского ханства город Карасу-Базар. Летом 1737 г. начал свою работу Немировский мирный конгресс, но из-за позиции Стамбула, взявшего на вооружение тактику мелочных придирок, он завершился безрезультатно и военные действия были возобновлены.

Военная кампания 1738 г. не принесла ощутимых успехов ни одной из воюющих сторон. Зато кампания 1739 г. оказалась на редкость удачной для русской армии, поскольку в августе 1739 г. фельдмаршал Б.Х. Миних, разбив под Ставучанами турецкую армию Вели-паши, овладел Хотином и Яссами. В этой ситуации Вена,опасаясь похода русских войск на Константинополь, подписала с султаном Махмудом I сепаратный мирный договор и вышла из состояния войны. Гнилая позиция венского двора делала бесперспективным дальнейшее продолжение войны, и Россия предложила начать новые мирные переговоры, которые завершились всентябре 1739 г. подписанием Белградского мирного договора, по условиям которого Россия вновь получила Азов и незначительную часть Правобережной Малороссии. Однако Кабардинское ханство объявлялось нейтральной территорией и России по-прежнему запрещалось иметь свой военный флот на Азовском и Черном морях.

в) Русско-шведская война (1741-1743)

В 1740 г. скончался австрийский император Карл VI и новый прусский король Фридрих II Великий (1740—1786) вознамерился отторгнуть у Вены одну из богатейших провинций австрийской короны — Силезию. С этой целью он решил нейтрализовать Россию, которая была союзницей венского двора, и навязать ей собственный военный союз. Стараниями Б.Х. Миниха и А.И. Остермана прусскому королю удалось реализовать этот коварный замысел, и в декабре 1740 г. был заключен русско-прусский военный союз. В этой ситуации в игру включилась другая соперница Австрии — Франция, которая через своего посланника маркиза Ж. Де Шетарди, стала подталкивать Россию к войне со Швецией. Одновременно Версаль стал умело играть на реваншистских настроениях в самом Стокгольме. В результате эта интрига увенчалась успехом и в июле 1741 г. Швеция объявила России войну.

В августе 1741 г. русская армия под командованием фельдмаршала П.П. Ласси, не дожидаясь вторжения шведских войск под командованием генерала К.Э. Левен-гаупта, сама перешла русско-шведскую границу и разгромила шведов при Вильман-странде, вынудив их отступить вглубь Финляндии. Однако в ноябре 1741 г. К.Э. Ле-венгаупт совершенно неожиданно сам перешел в контрнаступление и двинул свои войска на Выборг, где на зимних квартирах прибывала вся русская армия. В этой ситуации новое правительство Елизаветы Петровны, только что пришедшей к власти в результате дворцового переворота, пошло на подписания перемирия со шведами. Однако уже в феврале 1742 г. боевые действия в Финляндии вновь возобновились.

В июле 1742 г. русская армия овладела Нейшлотом и Борго, а в августе окружила и разгромила шведскую армию генерала Ж.К. Буске под Гельсингфорсом (Хельсинки) и вскоре овладела всей территорией Финляндии. Отныне главным театром боевых действия стало Балтийское море, где в мае 1743 г. русская гребная флотилия под командованием адмирала Н.Ф. Головина разгромила шведскую эскадру у острова Карпо и вынудила Стокгольм сесть за стол переговоров. В августе 1743 г. был подписан Абосский мирный договор, по условиям которого к России отходила южная часть Финляндии с городами Фридрихсгам, Вильман-странд иНейшлот.

г) Участие России в Семилетней войне (1756-1763)

В середине 1750-х гг. в Европе сложились две военно-политических коалиции — англо-прусская (Англия, Пруссия) и антипрусская (Австрии, Франции, России, Швеции, Саксония), что поставило весь континент на грань новой кровопролитной Семилетней войны (1756-1763).

В августе 1756 г. Пруссия вторглась на территорию Саксонии и, разгромив армию генерала А. Рутковского, овладела Дрезденом и Лейпцигом. В сложившейся ситуации австрийская императрица Мария-Терезия послала на помощь саксонцам австрийскую армию фельдмаршал М. Броуна, которая была разбита пруссаками подДрезденом. Саксония вынуждена была капитулировать, и вся территория курфюршества была включена в состав молодого Прусского королевства.

Узнав о поражении Августа III, в сентябре 1756 г. Россия объявила Пруссии войну. В июле 1757 г. русская армия под командованием фельдмаршала С.Ф. Апраксина вступила в пределы Восточной Пруссии, захватила Мемель и Тильзит и стала продвигаться к Кенигсбергу. Именно здесь, у деревни Гросс-Егерсдорф в августе 1757 г. состоялось первое грандиозное сражение, в котором прусская армия генерала И. Левальда была полностью разгромлена русскими полками генерал-аншефа П.А. Румянцева. Однако, из-за придворных интриг в сановном Петербурге, ловкий царедворец фельдмаршал С.Ф. Апраксин, опасаясь скорой смерти серьезно захворавшей императрицы Елизаветы Петровны и воцарения царевича Петра, не стал развивать достигнутый успех и поспешно отступил к Тильзиту.

В сентябре 1757 г. захворавшая императрица выздоровела и фельдмаршал С.Ф. Апраксин, которого на сей раз подвело политическое чутье, был сразу заключен под стражу, а новым командующим русской армии был назначен генерал-аншеф В.В. Фермор. В декабре 1757 г. русская армия вновь вторглась в пределы Восточной Пруссии. В январе 1758 г. корпус генерала П.А. Румянцева вновь взял Тильзит и Кенигсберг, и императрица Елизавета Петровна подписала Манифест «О вхождении Восточной Пруссии в состав Российской империи».

В мае 1758 г. русская армия начала боевые действия в Померании. Однако вскоре под давлением Австрии и Франции, чьи корпуса были разгромлены в Силезии, театр военных действий переместился к Кюстрину, куда по приказу сановного Петербурга генерал В.В. Фермор двинул свои корпуса. Именно здесь, в нескольких десятках верст от Берлина, у деревни Цорндорф, в августе 1758 г. состоялось новое генеральное сражение, в котором прусская армия генерала Ф. Зейдлица вновь потерпела сокрушительное поражение от русских войск. Однако генерал В.В. Фермор, как и его предшественник, тоже не стал преследовать поверженного неприятеля и отвел всю армию на зимние квартиры в низовья Вислы, за что вскоре поплатился своей должностью и был отправлен в отставку.

В июле 1759 г., выполняя приказ Конференции при Высочайшем Дворе, русская армия под командованием нового главнокомандующего фельдмаршала П.С. Салтыкова овладела Франкфуртом, где в начале августа 1759 г. у деревни Кунерсдорф состоялось очередное грандиозное сражение, в ходе которого хваленая прусская армия была повержена в очередной раз, а ее непобедимый полководец Фридрих II позорно бежал с поля брани. После столь впечатляющей виктории фельдмаршал П.С. Салтыков предложил своему австрийскому коллеге, фельдмаршалу Л.Й. Дауну сразу двинуться на Берлин. Однако австрийцы, заинтересованные только в возращении Силезии и опасаясь усиления России на всем европейской континенте, отвергли этот план. В результате фельдмаршал П.С. Салтыкова, в знак протеста, подал в отставку и был заменен бездарным фельдмаршалом А.Б. Бутурлиным.

Военная кампания 1760 г. оказалась не очень удачной для всей русской армии, и единственным крупным достижением всей компании стал знаменитый рейд корпусов генералов З.Г. Чернышева и Г.К. Тотлебена на Берлин, который завершился взятием прусской столицы в сентябре 1760 г.

В ходе военной кампании 1761 г. русская армия под командованием генерал-аншефа П.А. Румянцева овладела Кольбергом и вышла к границам Бранденбурга. Однако в декабре 1761 г. в Петербурге скончалась императрица Елизавета Петровна и новый русский император Петр III, будучи горячим поклонником прусского короля, отдал приказ о прекращении всех боевых действий и начале мирных переговоров, которые стали «чудом Бранденбургского дома» и завершились в апреле 1762 г. подписанием Петербургского мирного договора. Более того, в июне 1762 г. был заключен военный союз с Берлином, и теперь России предстояло снова воевать, но уже против своих вчерашних союзников. Однако дворцовый переворот в Петербурге июне 1762 г. спас ее от этого позора.

Новое правительство Екатерины II расторгло союзный договор с Пруссией, однако боевых действий не возобновило. Выход России из войны заставил всех других участников этой коалиции прекратить все боевые действия и сесть за стол переговоров, которые завершились в феврале 1763 г. подписанием Парижского иГубертсбургского мирных договоров, закрепивших победу англо-прусской коалиции в столь бесполезной для России Семилетней войне.


Категория: История | Добавил: Админ (27.07.2016)
Просмотров: | Рейтинг: 0.0/0


Другие задачи:
Всего комментариев: 0
avatar